«Могучая кучка» наших дней

Две мировые премьеры прозвучали 4 ноября 2016 года в Концертном зале Мариинского театра в рамках II Всероссийского фестиваля-конкурса «Музыка Земли» – концерт Кузьмы Бодрова для гуслей звончатых и камерного струнного оркестра и концерт для фортепиано с оркестром Александра Чайковского. Партию фортепиано исполнил художественный руководитель фестиваля Борис Березовский.

Международный симфонический оркестр "Таврический"

Международный симфонический оркестр «Таврический»

Вспомним про «сумбур вместо музыки»?

Сочинения современных композиторов исполняют у нас не так часто, как хотелось бы. Бах, Моцарт, Бетховен и другие классики, чьи имена не сходят с афиш, прекрасны. Но есть и современные авторы! Кстати, произведения композиторов XVIII – XX веков в пору их жизни часто исполнялись сразу после написания, чего не кажешь о творениях наших современников, чей путь к публике, как правило, крут и извилист. Однако сегодня сочинения ныне здравствующих авторов звучат в концертных залах все чаще, и это радует.

Правда, в прошлом публика, оркестранты, композиторы и музыкальные критики не слишком-то благосклонно отзывались о новых опусах современников. Попрекали авторов то за легковесность и пустоту, то за модернизм и новаторство – увы, все это печальные страницы истории музыкальной культуры. Если припомнить отзывы о музыке тех, чьи портреты сегодня украшают Большой зал Московской консерватории, право, становится неловко. А сколько страданий вынесли тонкие и израненные грубой критикой души Скрябина, Прокофьева, Рахманинова, Шостаковича!.. Выпады наподобие «Сумбур вместо музыки» мы уже проходили, не так ли? Имена этих критиков теперь никто знает. А незаслуженно оскорбленная ими музыка живет и радует нас по сей день.

Чтобы не быть голословной, придется привести высказывания, например, уважаемого Цезаря Кюи, который остался в истории, поскольку входил в содружество «Могучей кучки» наряду с композиторами Балакиревым, Бородиным, Мусоргским, Римским-Корсаковым и критиком Стасовым, но в отличие от остальных «кучкистов» не создал столь же выдающейся музыки. Зато как музыкальный критик Кюи был жесток и недальновиден. Об одном из ранних фортепианных концертов Скрябина, где юный автор исполнял свои вальсы, мазурки, прелюдии и ноктюрны, Кюи язвительно заметил: «Похоже, где-то нашли старый чемодан с неопубликованными рукописями Шопена?» Да, Скрябин в юности обожал Шопена и буквально спал с его нотами под подушкой! Молодой композитор, как известно, благополучно миновал этап подражания, а ранние скрябинские сочинения теперь воспринимаются нами как абсолютно самобытные, среди которых – подлинные жемчужины. А что писал Кюи о Чайковском? Читать же стыдно! Цитирую: «Как опера «Евгений Онегин» – произведение мертворожденное, безусловно несостоятельное и слабое». О симфонии № 5 Чайковского Кюи высказался: «В первой части много бессодержательных повторений… Финал отличается вульгарностью и трескотней… В целом симфония отличается безыдейностью, рутиной и слушается с трудом». Вот именно – с трудом! Это, пожалуй, единственное, в чем можно согласиться с рецензентом. Новая симфоническая музыка не сложится на слух мгновенно как эстрадная песня. Необходимы многократные прослушивания, а порой и долгие годы для ее осмысления. Ноты Баха таились в безвестности 100 лет! Словом, великие композиторы минимум на век опережают свое время.

Вот и в минуты исполнения сочинений Кузьмы Бодрова и Александра Чайковского подумалось о том, что «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии». Потомки наверняка поймут и осознают сочинения наших современников лучше нас, а пока хотелось бы поведать о двух премьерах тем, кому не посчастливилось попасть в Концертный зал Мариинского театра, потому что он был заполнен до отказа. И еще – в кое-то веке! – хотелось бы рассказать о сочинениях современников доброжелательно.

 

Поют и плачут гусли звончатые

Кузьма Бодров

Кузьма Бодров

Камерный оркестр Игоря Лермана прилетел из города Набережные Челны в Санкт-Петербург по приглашению Бориса Березовского специально, чтобы исполнить концерт Кузьмы Бодрова, звучащий ровно 15 минут. Березовскому нужен был именно этот оркестр – и никакой другой! Это действительно мастерски сыгранный и изысканно-чуткий музыкальный коллектив, которым восхищалась еще незабвенная Елена Образцова. И Камерный оркестр Игоря Лермана составил прекрасный ансамбль гуслям звончатым с их волшебной, сказочно-красивой тембральной окраской.

Узнав, что солирует древний русский музыкальный инструмент, я вообразила некую архаику, стилизацию под былинный сказ – словом, «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой». Однако изобретательность композитора превзошла мои ожидания…

Что исполняли гусляры? Былины. Это древнерусское телерадиовещание: в былинах гусляры рассказывали о том, что и где произошло, и рассказы былинных сказителей могли длиться сутками… Композитор Кузьма Бодров средствами современного музыкального языка тоже поведал нам былину о нашей сегодняшней жизни.

Первую часть двухчастного концерта начинают гусли звончатые – тихие арпеджированные аккорды, мягкие как переливы ручья, прозрачные как лунный свет, льющийся из глубины веков, откуда-то из языческой Древней Руси. Затем вступает струнный оркестр как противоположная гуслям энергия – темная и недобрая. Гусли изо всех сил сопротивляются нашествию зла. Только здесь темные силы – вовсе не Баба-Яга, Леший или Домовой, эти – хоть и нечистая сила, но все-таки обаятельная, сказочная. Звуки же струнного оркестра – олицетворение негативной, черной, отрицательной энергии, которой начинаешь даже побаиваться…

Вторая часть концерта, напротив, начинается с оркестрового вступления, где темные силы уже проявляют агрессию. Гусли звончатые на фоне диссонанса струнных переходят от нежного арпеджио к аккордам, от которых едва ли не рвутся струны! Словно гусли тревожатся и нервничают от того, что их волшебно-сказочным звукам нет места в современной, кричащей диссонансами реальности. Гусли даже пытаются поспеть за сумасшедшим ритмом нашего времени, приспособиться и жить по его законам, но… тщетно. Тихие, неторопливые и деликатные струны гуслей звончатых заглушает шумная, оголтелая и бессмысленно куда-то спешащая обыденность.

Ольга Васильева (гусли звончатые)

Ольга Васильева (гусли звончатые)

Вот такие мысли, чувства и фантазии вызвала у меня музыка Кузьмы Бодрова. Интересно, удивят ли они автора?.. Солистка Ольга Васильева (гусли) проявила и мастерство, и тонкую музыкальную выразительность, и внутреннюю силу. Концерт затронул самые потаенные струны моей зрительской души. Вероятно, для этого и создается музыка?

На вопрос «Как возникла идея концерта и почему солируют именно гусли звончатые?» композитор Кузьма Бодров ответил: «Эмоциональным импульсом для создания этого концерта стал прошлогодний фестиваль «Музыка Земли». Благодаря исполнителям фольклора я сделал для себя потрясающие открытия. После ярких впечатлений от фестиваля у меня и родилось это сочинение. Обычно, принимаясь за новое произведение, я долго размышляю, выстраиваю композиционную структуру. В написании же этого концерта я полностью доверился интуиции, музыка повела – я пошел за ней. Может быть, так и надо всегда сочинять? Сделать солирующим инструментом гусли звончатые мне предложил Борис Березовский. Откровенно цитировать фольклор или делать стилизацию под народные темы я принципиально не хотел. Гораздо интереснее было раскрыть удивительный тембр гуслей звончатых в сочетании со струнными смычковыми инструментами. Этот концерт я посвятил своему учителю Александру Владимировичу Чайковскому – человеку, имеющему огромное значение в моей жизни».

 

Баян, балалайка, домра и… рояль

Борис Березовский, Александр Чайковский, Дмитрий Лашкин, Наталья Кравец

Борис Березовский, Александр Чайковский, Дмитрий Лашкин, Наталья Кравец

Одночастный концерт Александра Чайковского уникален своим составом: наряду с инструментами симфонического оркестра в нем звучат русские народные инструменты – баян, балалайка, домра, свистки и ударные инструменты – от расписных хохломских ложек до бубна. Примеры соединения симфонических и народных инструментов в одном оркестре в истории музыки есть, но это редкий и, безусловно, эффектный прием.

В концерте, который великолепно исполнил Международный симфонический оркестр «Таврический» под управлением Михаила Голикова, солировал не только рояль, но и разные русские народные инструменты поочередно. Задорно прозвучало соло на ложках, а ложки издревле – первый деревенский ударный инструмент! Виртуозное тремоло на бубне – словно звон бубенцов скачущей по полям тройки. Лишь те, кто знаком с бубном понаслышке думают, что играть на этом ударном инструменте легко, а начнешь вникать в тонкости – выяснится, что бубен не проще скрипки. Когда солирует яркий и выразительный квинтет баянов – просто дух захватывает! Воображение рисует широту российских степей. Баян – трудный с точки зрения звукоизвлечения инструмент, играют на нем люди сильные, и ансамбль баянистов образно, красиво и возвышенно показал мощь и силу русского народа. Захватывающе интересно прозвучало трио Дмитрия Лашкина (балалайка), Натальи Кравец (домра) и Бориса Березовского (фортепиано), где самые любимые наши русские народные инструменты – балалайка и домра то вступают в спор, то гармонично звучат вместе с королем классических инструментов – роялем, следуя его замысловатым ритмам. Музыкальную картину народного веселья, празднества, гулянья завершают свистки и окарины – как радостный весенний щебет птиц.

Композитор использовал темы народных песен – русских и кубанских, татарских и мордовских. В первой части концерта темы народных песен звучат последовательно, а в финале соединяются в яркий и выразительный контрапункт.

На вопрос «Почему вас заинтересовал национальный колорит народных песен?» композитор Александр Чайковский ответил: «Идея написать этот концерт возникла после Первого Всероссийского фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где я состоял в экспертном совете. Фестиваль произвел на меня огромное впечатление. Я подумал, что классические и народные инструменты могут звучать в одном оркестре абсолютно равноправно, и решил их соединить. Народная песня основана на единой модели. Классическая музыка, напротив, предполагает неисчислимое множество моделей. Если соединить народную традицию с академической, может получиться нечто интересное… Партию фортепиано я писал специально для непревзойденного, на мой взгляд, виртуоза Бориса Березовского. Хотел поставить пред пианистом максимально сложные задачи, втайне надеясь: может, хоть что-нибудь он сыграть не сможет?! И я задал, как мне казалось, исполнителю партии фортепиано почти невыполнимые задачи. А он играет и говорит, что ему удобно! Оказывается, Березовский может сыграть все. Интересно, что скажет любой другой пианист, заглянув в партитуру. Хоть кто-нибудь еще сможет это сыграть?..»

Когда Александр Чайковский утверждает: «Березовский может сыграть все», вспоминаются слова Моцарта: «Гений – это 1% таланта и 99% труда». Да, пианист легко играет сложные партии, но дается это ему не просто. Труд Бориса Березовского заключается в его колоссальном опыте. Музыкой он занимается с 4-х лет, на сегодняшний день его профессиональный стаж составляет 43 года. Накопленный годами опыт – вот что позволяет пианисту открыть ноты и блестяще сыграть почти с листа произведение самого высокого уровня сложности.

А еще вспоминается диалог двух апостолов русской музыки XIX века. Николай Рубинштейн, ознакомившись с партитурой концерта № 1 для фортепиано с оркестром Чайковского, сказал автору: «Твой Первый концерт никто играть не будет», – «Почему?» – изумился уязвленный и ранимый Петр Ильич, – «Потому что он пальцеломный – его играть неудобно!» И что же? Не прошло и ста лет, как «пальцеломный» концерт стал одним из обязательных произведений для исполнения в III туре Международного конкурса им. П.И.Чайковского.

Можно надеяться, что через столетие для сложнейшей фортепианной партии в концерте Александра Чайковского все-таки найдется исполнитель, и не один.

 

Березовский, Чайковский, Бодров и…

Александр Чайковский

Александр Чайковский

Борис Березовский уже вошел в историю мировой и отечественной музыки, во-первых, как золотой медалист Международного конкурса им. П.И.Чайковского, во-вторых, как выдающийся пианист (не каждый победитель этого конкурса успешно концертирует всю жизнь – увы, судьбы складываются по-разному). И, в-третьих, он войдет в историю как общественный музыкальный деятель – идейный вдохновитель и организатор уникального по формату фестиваля-конкурса «Музыка Земли». Фестивали, где зрители слушают музыку, аплодируют и расходятся по домам, сейчас проводит каждый известный музыкант – буквально каждый! «Музыка Земли» Бориса Березовского – не просто фестиваль, а генератор идей для создания новой академической музыки, в основе которой лежит фольклор как живительный источник вдохновения композиторов. Это вторая «новая фольклорная волна». Родоначальником первой стал в 1970-е годы Георгий Свиридов с его «Курскими песнями», посвященными родной земле композитора.

Заметьте, Чайковский и Бодров, не сговариваясь, сказали, что творческим импульсом к созданию новых произведений для них стал фестиваль «Музыка Земли». Значит Березовский своим фестивалем намеренно, осознанно и целенаправленно моделирует ситуацию, благодаря которой на наших глазах рождается современная музыка. В оргкомитет фестиваля уже обращаются композиторы с просьбой послушать их произведения, созданные в области синтеза фольклора и новых музыкальных направлений.

Поэтому без пафоса и преувеличения можно сказать: Березовский, Чайковский и Бодров – это «Могучая кучка» XXI века. Думаю, со временем к ним присоединятся и другие авторы. Впрочем, «кучкистов» XIX века всего-то было пятеро, зато какое глобальное влияние оказали они на отечественную музыку!

Радостно, что аутентичная народная музыка продолжает звучать не только в далеких сибирских деревнях, центрально-черноземных степях и горных аулах – где-то вдалеке от неоновых урбанистических огней. Наша национальная музыка продолжает жить, своеобразно преломляясь в симфонических сочинениях современных композиторов, как некогда – в музыке Глинки, Петра Ильича Чайковского, Римского-Корсакова, Даргомыжского, Бородина, Мусоргского, Балакирева, Прокофьева, Стравинского, Хачатуряна. Современные нам композиторы продолжают национальные традиции и высокие идеи русских и советских классиков XIX-XX веков.

Символично, что две мировые премьеры состоялись именно в Мариинском театре, который в XIX веке являл собой оплот национальной русской музыки, так и через столетия продолжает сохранять за собой эту благородную репутацию.

 

Возвращение в Отечество

Борис Березовский Фестиваль «Музыка Земли»

Борис Березовский

Три года назад Борис Березовский еще жил в Бельгии. Побывать на его концертах мог далеко не каждый наш соотечественник. Живущим в России меломанам приходилось довольствоваться записями в интернете. Теперь мы имеем счастье один-два раза в месяц бывать на концертах пианиста в Московской и Санкт-Петербургской филармониях и один раз в году – с 1 по 4 ноября – на его фестивале «Музыка Земли». Кстати, пригласительные билеты на фестиваль бесплатные: дарить искусство людям, не имеющим возможности купить билет в филармонию, – еще одна добрая миссия пианиста. Кроме того, Березовский представляет на фестивале подлинных виртуозов, блистательных исполнителей классики, чей международный гастрольный график спланирован на годы вперед, – это пианист Юрий Фаворин, скрипач Никита Борисоглебский, баянист Айдар Салахов, певица Яна Иванилова. Руководитель рад представить на своем фестивале и новые имена музыкантов – прекрасных, но пока не широко известных. Фестивальная публика, сидя в уютном кресле концертного зала, может совершить «музыкально-географическое путешествие по стране» – именно так характеризует свой проект Борис Березовский. Фольклорные ансамбли из разных регионов и республик многонациональной России перемещают зрителей в Липецк и Красноярск, в республики Адыгея и Мордовия, Тыва и Якутия… И, наконец, мы можем услышать новые сочинения композиторов – причаститься к музыке, которая, возможно, останется после нас, а это все равно что заглянуть в вечность…

Вне всякого сомнения, пианист Борис Березовский украсил и разнообразил отечественную музыкальную культуру, возвратившись на родину.

 

Лилия Ященко

Просмотров: 544