Звёзды мирового вокала на московской сцене

На сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко состоялся концерт блистательной вокальной пары – Екатерины Сюриной и Чарлза Кастроново

Екатерина Сюрина запомнилась блистательным дебютом в «Риголетто» в Новой Опере в 2000 году, когда недавно поступившая в театр молодая певица безоговорочно была выдвинута на премьерный спектакль создателем и художественным руководителем театра Евгением Колобовым и её партнёром по спектаклю Дмитрием Хворостовским. С этого момента начался её стремительный творческий и, если можно так выразиться, карьерный рост.

Перед началом концерта несколько очень тёплых слов о Сюриной сказал её педагог по РАТИ Александр Титель – ведь во многом благодаря именно этим неформальным отношениям между педагогом и ученицей и состоялся концерт на сцене театра, художественным руководителем которого он является.

Сейчас Екатерина Сюрина – певица мирового масштаба с огромным репертуаром, выступающая на лучших сценах мира и работающая с лучшими дирижёрами. Вместе с ней, в концерте выступил Чарлз Кастроново, один из лучших лирических теноров. Фактически, это был вечер творческой и супружеской пары, что привело наиболее трепетную часть публики в глубоко сентиментальное настроение. Программа была составлена в расчёте на самые широкие слои демократически настроенных меломанов и состояла из самых популярных произведений.

Концерт начался с «Рассвета на Москве-реке» из «Хованщины» М.Мусоргского в исполнении оркестра театра под руководством Феликса Коробова и, собственно, значительная часть первого отделения была посвящена русской музыке, – вероятно, своего рода реверанс в адрес московской публики.

Для Екатерины Сюриной русский репертуар был абсолютно органичен. Она исполнила арию Марфы из «Царской невесты» Н.Римского-Корсакова и арию Людмилы «Ах ты, доля-долюшка» из «Руслана и Людмилы» М.Глинки. И по ментальности, и по вокальной стилистике эти арии прозвучали именно в рамках русской оперной школы.

Единственное, что в этой связи я хотел бы отметить в очередной раз, как Марк Порций Катон, который каждую свою речь заканчивал словами о том, что Карфаген должен быть разрушен, это то, что если в оркестре звучит соло, равновеликое по масштабу вокальной партии, как в арии Людмилы, то имя солиста должно быть в программке. В данном случае это была концертмейстер оркестра Наталия Фролкина, блестяще исполнившая скрипичное соло.

Чарлзу Кастроново «русская часть» концерта, на мой взгляд, удалась меньше. И дело не в акценте, это несущественно. Просто, несмотря на блестящий вокал как таковой, оставалось ощущение, что, во-первых, русский оперный репертуар не является для него актуальным, а во-вторых, благодаря некоторой «европейскости» исполнения, становилась особенно наглядна специфичность русской музыки.

Я хочу ещё раз обозначить, что существует понятие музыкальной репутации и уровня, а она у Ч.Кастроново чрезвычайно высока, и при этих моих ремарках следует иметь в виду именно такую точку отсчёта.

Переход к «итальянской» части концерта обозначил Антракт из оперы «Виллисы» Джакомо Пуччини, исполненный оркестром под управлением Феликса Коробова, который в свойственных ему традициях продирижировал его с бешеной динамикой и в максимальных темпах, что применительно именно к этой музыке оказалось более чем уместно.

Вот здесь, в южноитальянской музыке Франческо Чилеа (ария Морица Саксонского «La dolcissima effigie» из «Адриенны Лекуврер») Чарлз Кастроново был великолепен, его плотный тембр, приближающийся к драматическому тенору, здесь был абсолютно органичен, так же, как потом в исполнении арий из опер Жоржа Бизе и, особенно, в исполненной на бис неаполитанской песне «Катари» С.Кардилло.

Е.Сюрина стилистически точно и очень по-разному исполнила произведения, относящиеся к разным европейским школам – арию Мими из «Богемы» Дж.Пуччини, арию Лейлы из «Искателей жемчуга» Ж.Бизе и Вальс Джульетты и Дуэт Ромео и Джульетты из оперы Ш.Гуно вместе с Ч.Кастроново.

Конечно же, были и бисы. И заключительным акцентом концерта стал дуэт Адины и Неморино из «Любовного напитка» Г.Доницетти, исполненный не как концертный номер, а как фрагмент оперного спектакля, что показало также и актёрскую сторону дарований Е.Сюриной и Ч.Кастроново и вызвало дополнительный восторг публики.

Фото – Сергей Родионов

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 160