Марина Викторовна Кондратьева

(р. 1934)

«Если бы Терпсихора существовала в действительности, воплощением ее была бы Марина Кондратьева», – под этими словами балетмейстера Касьяна Голейзовского с готовностью подпишется любой, кто видел хотя бы одно выступление балерины.

Марина Викторовна родилась в Москве, отец ее был ученым-физиком, академиком. Во время войны он вместе с семьей был эвакуирован в Казань. Здесь он жил в одном доме с другими исследователями, работавшими под началом академика Абрама Фёдоровича Иоффе, их связывала крепкая дружба. Супруга одного из ученых – преподаватель пения по профессии – организовала детскую концертную бригаду, выступавшую в госпиталях. Марина была самой младшей в этой бригаде – она повязывала платочек и плясала русскую.

Со временем увлечение танцами крепло. Родители не обращали на это внимания, но друг отца – академик Николай Николаевич Семенов – убедил родителей, что девочку нужно учить балету, и с их согласия отправился с Мариной в Москву. В хореографическом училище одобрили ее данные, но не приняли – не было мест. В гостиницу оба вернулись огорченными, но оказалось, что в той же гостинице остановилась Агриппина Яковлевна Ваганова, приехавшая к сыну, лечившемуся после ранения. Как выяснилось, имя лауреата Нобелевской премии Семенова было ей знакомо, она посмотрела девочку, после чего отвела ее в училище, а отказать самой Вагановой там не посмели.

В Московском хореографическом училище Марина Кондратьева обучалась под руководством Галины Петровны Петровой, а после завершения курса была принята в Большой театр, где ее педагогом-репетитором стала Марина Тимофеевна Семенова. Еще на последнем курсе училища она исполнила в Большом театре роль Маши в «Щелкунчике», а в 1954 г. в ее репертуаре появляются партии Марии в «Бахчисарайском фонтане» и Золушки. Достойно исполнить роль Золушки после того, как в ней выступили три блистательные балерины – Ольга Васильевна Лепешинская, Галина Сергеевна Уланова и Раиса Степановна Стручкова – было особенно нелегко, но Кондратьева блестяще справилась с этой задачей. Работая над партией, она обращалась за советом к Вере Николаевне Пашенной, надеясь, что та поможет ей в работе над образом, но опытная актриса сказала, что ей самой можно было бы учиться у молодой балерины. Одним из восхищенных ее искусством зрителей стал Лоренс Оливье, посетивший в то время Москву.

В последующие годы в ее репертуаре появляется партия за партией: Сюимбике в «Шурале», Аврора в «Спящей красавице», Повелительница дриад в «Дон Кихоте», Джульетта, Гаянэ. Когда в 1959 г. Юрий Николаевич Григорович впервые поставил в Москве свою хореографическую версию балета Сергея Сергеевича Прокофьева «Каменный цветок», именно Кондратьева исполнила роль Катерины. Участвовала она в премьере «Конька-горбунка» Родиона Константиновича Щедрина, выступая в роли Водяницы.

Людмила Ивановна Семеняка сравнивала ее танец с японской живописью – настолько тонок и выразителен каждый его «штрих». Танцу Кондратьевой всегда была присуща удивительная легкость, сочетающаяся с глубоким чувством, и эти качества позволили ей стать одной из лучших исполнительниц партий Жизели. Эту роль она репетировала под руководством Леонида Михайловича Лавровского, требовавшего не только идеальной техники, но и психологической достоверности – например, работая над сценой безумия Жизели, он рассказал ей, как встретил в блокадном Ленинграде женщину, только что узнавшую о гибели всей своей семьи во время бомбежки, и этот рассказ помог балерине проникнуться тем ощущением «оборвавшейся жизни», которое испытывает героиня в сцене безумия.

Хотя карьера балерины развивалась успешно, нельзя сказать, что все в жизни было безоблачно. Очень не любила Марина Викторовна премьеры, на которых присутствовали члены правительства и политбюро – впрочем, сейчас она жалеет, что первые лица государства не посещают театр так часто. Немало страданий доставляли и кремлевские концерты во время праздников, когда приходилось долго ждать выхода и выступать под звон бокалов и тарелок. Но в целом балерина всегда считала себя счастливым человеком, имея семью и занимаясь любимым делом.

Партнерами ее были Александр Борисович Годунов, Николай Борисович Фадеечев, но особенно блистательным был ее дуэт с Марисом Эдуардовичем Лиепой. Он пожелал, чтобы она выступала с ним в «Видении розы». Был он ее партнером и в «Анне Карениной». Танцевать заглавную партию в этом балете Кондратьевой предложила ее первая исполнительница – Майя Михайловна Плисецкая.

Завершив сценическую карьеру, в 1980 г. Марина Кондратьева стала в Большом театре педагогом-репетитором. Среди ее учениц – Галина Олеговна Степаненко, Екатерина Валентиновна Шипулина, Наталья Петровна Осипова, Джу Юн Бэ. Одновременно она начала преподавать в ГИТИСе, с 1987 г. – в московском Институте танца, а в 1990 – в Московской государственной академии хореографии.

Просмотров: 121