По следам «Дягилевских сезонов»

Лора Карт

Март выдался насыщенным событиями для русского Лондона. Всем сделал грандиозный подарок маэстро Спиваков в Барбикане 8 марта. В воскресенье, 12 марта в Лондонском Колизее прошёл гала «Иконы русского балета», посвящённый наследию Ballets Russes – «Русского балета» Дягилева. В среду, 15 – Project Polunin («Проект Полунина») в театре Сэдлерс-Уэллс, о чём напишу позже.

За замечательные ежегодные мартовские встречи со звёздами балета мировой величины нужно благодарить Ensemble Productions. В прошлом году под их эгидой с блеском прошло представление Ave Maya, посвящённое Майе Плисецкой, которая должна была приехать, но увы… В 2015 году отмечался десятилетний юбилей «Икон русского балета», в 2012 – гала-вечер был посвящён Анне Павловой, в 2011 – Галине Улановой.

На концерт я пришла пораньше, поэтому успела раскланяться с Н. Цискаридзе, занятого своими делами (я помню его на этой сцене в синем макияже с золотыми ногтями и в костюме «кошмар обойщика» на Дягилевском фестивале). Вечер начинался не в обычные для Лондона 19:30, а в семь вечера. Публика долго ждала у закрытых дверей, но наконец-то всех пустили в зал.

Программа обещала быть великолепной – и в некоторых номерах не обманула ожиданий.

Иконы русского балета. Шахерезада

Шахерезада. Photo Marc Haegeman

Вечер открывала «Шахерезада». Иван Васильев в роли Золотого раба и ведущая солистка Большого театра Кристина Кретова в партии Зобеиды прекрасно справились как с танцевальными, так и с актёрскими задачами. Ярко выраженная мужская харизма, невероятность полётных прыжков Васильева, от которых просто захватывало дух: изысканность и грация в воздухе – и ошеломляющая внезапность чётких остановок после приземления. Кретова – прямая наследница традиций Галины Улановой, так как уже многие годы готовит свои партии под руководством Нины Семизоровой, её верной ученицы. Призраки Иды Рубинштейн, Тамары Красавиной, Вацлава Нижинского, Веры и Михаила Фокиных проглядывали в позах, положении рук и движениях этой пары танцовщиков.

Иконы русского балета. Рубины

Рубины . Photo Marc Haegeman

Брилианты. Брилианты

Брилианты. Photo Marc Haegeman

«Рубины» на музыку Игоря Стравинского (Каприччио для фортепиано с оркестром) в первом отделении, станцованные Сарой Лэмб и Стивеном МакРеем, и «Бриллианты» на музыку П. И. Чайковского во втором, где танцевали Мария Кочеткова и Тайлер Энджел, – это 2-я и 3-я части балета «Драгоценности» (Jewels), который будет показан в Королевской опере с 1 по 21 апреля этого года (и куда я собираюсь попасть и сравнить). Задник сцены украшен россыпями сверкающих камней, соответствующих миниатюрам. Баланчин поставил этот балет в 1967 году, когда познакомился с Клодом Арпелем, владельцем ювелирного магазина. Костюмы для него были созданы Барбарой Карински: коротенькая юбочка, естественно красная, – в «Рубинах», классическая белая пачка – в «Бриллиантах»… Танец солистов был виртуозен! И даже был слышен перестук камней на короткой красной юбочке во время танца…

Иконы русского балета. Light Rain

Light Rain. Photo Marc Haegeman

Light Rain (хореография Джеральда Арпино, музыка Дугласа Адамса), который исполнили Лючия Лакарра и Марлон Дино, впервые был представлен 4 ноября 1981 года. Лючии было всего пятнадцать лет, когда она танцевала «Аллегро брилланте» Баланчина. У балерины потрясающая пластика – стопы, владение телом, какая-то особая виртуозная легкость исполнения… Магнетическое воздействие на зал произвела эта пара своим выступлением, поддержками, позами. Kрики браво долго не смолкали.

Иконы русского балета. Петрушка

Петрушка. Photo Marc Haegeman

Характерный «Петрушка» в исполнении Владимира Шклярова на музыку Игоря Стравинского вызвал «правильные» ассоциации: Сергей Дягилев, 1911 год, Вацлав Нижинский, Париж, Русские сезоны…

Иконы русского балета. Умирающий лебедь

Умирающий лебедь.Photo Marc Haegeman

Один из лучших номеров вечера, на мой взгляд, – «Умирающий лебедь», который был исполнен балериной Берлинского театра Яной Саленко с очаровательной грациозностью. Безусловно, сложно описать танец словами. Это нужно видеть, находясь в зале. Лебедь в начале танца – красивая, сильная птица, поющая на закате лебединую песнь, песнь высокого романтического порыва. Руки-крылья плывут, трепещут, как бы стряхивая капли воды, и медленно и плавно опускаются, затихая. Выйдя из самой глубины левой кулисы на мелких па-де-бурре спиной к зрительному залу, Яна заворожила своим танцем с первого взмаха рук-крыльев, которые навеяли мне воспоминания о Майе Плисецкой, увиденной в этом образе лет тридцать пять тому назад. С. М. Мессерер поставила для Майи «Лебедя» когда той не было ещё и шестнадцати (и та постановка не имела отношения к хореографии М. М. Фокина 1907 года для Анны Павловой).

Иконы русского балета. Лебединое озеро

Лебединое озеро. Photo Marc Haegeman

«Лебединое озеро» – классика русского балета на музыку П. И. Чайковского. Вряд ли найдётся балетное произведение более известное и при этом с более сложной и противоречивой сценической судьбой. Например, в 1995 году британский хореограф Мэтью Борн всколыхнул всю Англию своей неожиданной интерпретацией этого балета, где действие происходит в современной королевской семье и исполнители – исключительно мужчины. Сделано было великолепно, и постановка имела оглушительный успех!

А в этот вечер Чёрное па-де-де исполнили Людмила Коновалова – прима Венского балета и Вадим Мунтагиров – премьер Королевского балета Великобритании. Наслаждение с первых тактов: прекрасная музыка, кружевная работа ног примы, фуэте, сольные партии – всё это вызвало шквал оваций и долгие рукоплескания. Артистам удалось показать уровень накала страстей посредством танца, выразить мысли и чувства, донести их до зрителя – ведь это кульминация драматического замысла балета.

Современный балет несколько видоизменился, он мне нравится, но всё же классика – моя истинная любовь!

Иконы русского балета. Призрак розы

Призрак розы. Photo Marc Haegeman

Одинокое кресло на сцене. Девушка, утомлённая своим первым балом, засыпает у открытого окна, держа в руке розу. Прима-балерина Мариинского театра Юлия Махалина и Ксандер Париш подарили незабываемый «Призрак розы» (Le Spectre de la rose) –  одноактный балет на музыку пьесы Карла Марии фон Вебера. Вебер был одним из первых композиторов, объединившим несколько вальсов общим сюжетом в одну пьесу. Балет был поставлен Михаилом Фокиным для «Русского балета». 19 апреля в 1911 году Тамара Карсавина с Вацлавом Нижинским танцевали его в Монте-Карло. В основу сюжета положено стихотворение Теофиля Готье, в котором юная девушка беседует с призраком цветка, который накануне она держала, танцуя на балу:

Развей девические грёзы,

Что нежный сон тебе соткал,

Гляди, гляди, я призрак розы,

Тобою сорванной на бал.

Ещё вчера была одета

Я утра трепетной росой,

Но в суете и блеске света

Ты вечер провела со мной…

Девушке снится, что в окне появляется призрак розы, который, пройдя полупустую комнату, приглашает её танцевать. Их танец обрывается с первыми лучами солнца. Призрак розы начинает таять, и девушка просыпается.

После Евгении Образцовой и Дмитрия Гуданова в «Спящей красавице» П. И. Чайковского в постановке Петипа публику отпустили на перерыв.

Упомяну «Жар-Птицу», которую великолепно и очень характерно станцевали Мария Александрова с Владиславом Лантратовым. Ещё долго пёрышки от костюма порхали по сцене…

Иконы русского балета. Фея кукол

Фея кукол. Photo Marc Haegeman

И остановлюсь чуть подробнее на «Фее кукол» – одноактном дивертисменте, который танцевали ученики Вагановской академии. Впервые этот балет на музыку Йозефа Байера был показан в 1888 году на сцене Венского придворного театра. В 2015 году Николай Цискаридзе, возглавляющий академию, возродил «Фею кукол» (её премьера состоялась на сцене Эрмитажного театра в Санкт-Петербурге). Стремление к точному образу, к гармонии можно было видеть в танце феи и двух Пьеро, который когда-то исполняли Матильда Кшесинская, Сергей Легат и Михаил Фокин. Он вызвал восторг зрителей и бурю оваций.

Иконы русского балета. Дон Кихот

Дон Кихот. Photo Marc Haegeman

Последним был «Дон Кихот» с Тамарой Рохо и Исааком Эрнандесом. Помня её зажигательную Китри году этак в 2010, не совсем понятно, что произошло. Хотя платье было то же, и сцена не чужая ей…

И отдадим должное оркестру Английского национального балета, которым дирижировал в этот вечер Валерий Овсянников.

Все права запрещены. Копирование запрещено.

Просмотров: 129