Михаил Барышников

(р. 1948)

Михаил Барышников«Я не стремлюсь танцевать лучше других, я хочу танцевать лучше самого себя», – это изречение наилучшим образом отражает творческое кредо Михаила Барышникова, русского танцовщика с непростой судьбой.

Михаил Николаевич Барышников родился в 1948 году в Риге. Отец его – офицер – был человеком суровым, искусством не интересовался, да и с сыном душевной близости у него не было. В противоположность ему, мать любила театр, музыку, балет и привила эту любовь сыну. Мальчик начал заниматься в балетной студии, а затем поступил в Рижское хореографическое училище, где учился у Валентина Блинова и Юрия Капралиса.

Как и другие ученики, Михаил принимал участие в спектаклях Латвийской национальной оперы. Так было и во время гастролей театра в Ленинграде в 1964 году. Талантливый юноша привлек внимание одного из артистов Театра оперы и балета им. С. М. Кирова (ныне Мариинский театр), и Йоффе – педагог Рижского хореографического училища – отвел Михаила Барышникова к преподавателю Ленинградского хореографического училища (ныне Академия русского балета) им. А. Я. Вагановой. Там его проэкзаменовал Александр Иванович Пушкин – тот самый, который был наставником Рудольфа Нуриева – и посоветовал ему стать студентом училища. В дальнейшем Михаил Барышников занимается у Пушкина в этом прославленном учебном заведении, становится на предпоследнем курсе лауреатом Международного конкурса артистов балета в Болгарии.

В балетную труппу Театра им. С. М. Кирова Михаил Барышников был принят сразу же после окончания училища в 1967 году. Обычно молодые танцовщики начинают свою работу в театре в качестве артистов кордебалета, но в данном случае уникальная одаренность исполнителя была такова, что ему сразу же начинают доверять исполнение сольных партий: Голубая птица, а чуть позже – Базиль в «Дон-Кихоте», принц Дезире в балете «Спящая красавица», па-де-де в «Корсаре», «Пламени Парижа» и «Коппелии», па-де-труа в «Лебедином озере».

Михаил Барышников отличался превосходной музыкальностью и координацией движений, зрителей покорял его прыжок, но проявлял он и актерское дарование. Именно это качество проявил исполнитель в миниатюре, поставленной Леонидом Якобсоном специально для него. В этом номере артист воплотил образ знаменитого хореографа XVIII века Огюста Вестриса.

В 1971 году, когда был впервые поставлен балет Натальи Касаткиной и Владимира Василева на музыку Андрея Петрова «Сотворение мира», Барышников стал первым исполнителем роли Адама. Спектакль был под угрозой запрета, недовольство властей вызывало все – и сюжет, «пропагандирующий божественное происхождение человека», и элементы симфоджаза в музыке А. Петрова, высказывались и совсем уж абсурдные обвинение – в сходстве грима Создателя с В. И. Лениным, а плаща Чертовки – с красным знаменем, но все-таки премьера состоялась – и публика смогла в полной мере оценить все те необычные, сложные комбинации, которые продемонстрировал Барышников.

Но миниатюра Якобсона и «Сотворение мира» – это лишь редкие моменты, когда танцовщик мог проявить подлинное новаторство, а в целом обстановка в театре к этому не располагала – главный балетмейстер К. Сергеев предпочитал новым веяниям строгий академизм. Но все же Барышников уже достиг положения лучшего артиста балетной труппы, и это позволило ему в 1973 году провести свой творческий вечер, репертуар для которого выбирал он сам. Вечер состоялся в 1974 г. Он не стал исполнять вариации и дуэты из классических балетов, а обратился к современным хореографам с просьбой создать специально для него одноактные балеты. М. Мурдмаа поставила балеты «Дафнис и Хлоя» и «Блудный сын», а Г. Алексидзе – «Дивертисмент». Во всех трех постановках немалое значение имел прыжок, напоминающий полет и блестяще демонстрируемый танцовщиком.

Михаил Барышников достиг вершины славы на родине. Он не только выступает в театре, но и снимается в фильмах-балетах – «Город и песня», «Сказ о холопе Никишке», выступает даже в качестве драматического актера в телеспектакле С. Юрского «Фиеста» по роману Э. Хэмингуэя. Он удостаивается звания заслуженного артиста РСФСР. Но артист лишен главного – свободы творчества. Его идеи не встречают понимания не только у чиновников от искусства, но даже у коллег. Выдающийся французский хореограф готов поставить спектакль специально для него – но театр отказывается… И вот во время гастролей театра в США в 1974 году балетный критик Клайв Барнс предлагает ему стать артистом Американского театра балета – и Барышников соглашается. Это решение не только определило его собственную судьбу, но и повлияло на судьбу произведения, к рождению которого он был причастен: балет «Сотворение мира» надолго исчез из репертуара отечественных театров.

Оставшись на Западе, танцовщик получает возможность работать в разных хореографических направлениях. С триумфом прошел спектакль «Жизель» с его участием (заглавную роль исполняла Наталья Макарова). Он становится премьером труппы, а в 1980 – руководителем. Репертуарный диапазон простирается от балетов Августа Бурнонвиля до новейших произведений.

Барышников сотрудничает с самыми известными хореографами, выступая в балетах Р. Пети («Юноша и смерть», «Кармен»), Ф. Аштона («Месяц в деревне», «Конькобежцы»), Дж. Роббинса («Опус 19», «Другие танцы»), Дж. Батлера («Медея»), Дж. Ноймайера («Подразумеваемое»). Исполнял он и сольные партии в балетах Дж. Баланчина, который очень тепло к нему относился, но из-за проблем со здоровьем не мог поставить балет специально для него.

Исполнял Михаил Барышников и партии в классических балетах: Колен в «Тщетной предосторожности», Зигфрид в «Лебедином озере», Джеймс в «Сильфиде». Но в дальнейшем он отходит от классического репертуара, отдавая предпочтение модерну. Главной областью его творчества становятся не роли в спектаклях, а номера-монологи. В одном из таких номеров – «Биение сердца» – танцовщик даже отказывается от музыкального сопровождения, его заменяет стук сердца исполнителя, транслируемого в зал посредством специальных датчиков и усилителей.

В 1990 году он основал собственную труппу. Но творчество М. Барышникова не ограничивалось балетом. Он снимался в фильмах и даже был номинирован на премию «Оскар».

В 2005 году в Нью-Йорке был отрыт Центр искусств Барышникова.

Исполнитель раскрывает новые грани в своей творческой индивидуальности. Так, в 2015 г. режиссером Алвисом Херманисом был поставлен спектакль «Бродский/Барышников», в котором танцовщик выступил в качестве драматического актера, исполняя стихи Иосифа Бродского. В разные годы Барышников неоднократно получал от разных хореографов предложения исполнить роль Вацлава Нижинского, но по разным причинам ни один из этих проектов не состоялся. Но в 2015 г. танцовщик наконец выступил в образе великого танцовщика в спектакле «Письмо человеку», поставленном Робертом Уилсоном. Основой спектакля послужили дневники Нижинского.

В конце 2016 – начале 2017 гг. в Москве прошла фотовыставка «Михаил Барышников. Метафизика тела». На выставке завораживающая «магия движений» танцовщика представлена в работах американского фотографа Роберта Уитмена.

 

Музыкальные Сезоны

 

Просмотров: 3 654