Минимализм

Картина в виде пластины, ровно окрашенной в синий цвет… здание с предельно простыми линиями, без всяких декоративных элементов… комната, обставленная небольшим количеством мебели и аскетично оформленная в нейтральных тонах… все это – проявления одного направления в живописи, архитектуре и дизайне помещений. Направление это называется минимализмом, и одной из областей его проявления стало музыкальное искусство. Что же такое музыкальный минимализм, почему он возник и каковы его характерные черты?

На рубеже 1950-1960-х гг. процветала так называемая экспериментальная музыка. Представители этого направления, возглавляемого американским композитором Джоном Кейджем, противопоставляли свое творчество европейской музыкальной традиции. Впрочем, на тот момент и авангардная музыка не представляла собою чего-то единообразного. Одним из господствующих направлений была серийная техника – предельно усложненная, строящаяся не только и даже не столько на слуховом восприятии, сколько на математических закономерностях. Своеобразным «ответом» на эту преувеличенную сложность и стало появление музыкального минимализма.

Впрочем, однозначно противопоставить минимализм другим направлениям авангардной музыки середины ХХ столетия было бы чрезмерным упрощением. Если что и связывало авангард с многовековой музыкальной традицией – это представление о музыке как о некой логической конструкции, совокупности элементов, развертывающейся во времени. В минимализме же связь с этой традицией была разорвана. Динамическому, психологически переживаемому музыкальному времени было противопоставлено время статическое, которое по-разному характеризовали композиторы: Стивен Райх говорил о «постепенном процессе», Терренс Райли – о «накапливании», Джонатан Крамер – о «вертикальном времени». В рамках подобного «статического времени» оказывается в значительной степени размытым явление, существующее в рамках времени исторического – личность творца, что приводит к вытеснению традиционного для европейской художественной традиции идеи авторского «я».

Внимание композиторов-минималистов не было направлено на функциональные связи, на чем бы они ни основывались, а сосредотачивалось на первичных элементах. К числу таковых относят простейшие звуковые сочетания, отдельные звуки и даже тишину. Сложно выразить таким способом какую-то идею с высокой степенью абстракции или передать некое подобие литературного сюжета, но композиторы-минималисты и не стремятся к этому, в таком самоограничении можно усмотреть воплощение еще одной из основополагающих идей авангарда – музыка не должна выражать ничего, кроме самой себя. В рамках минимализма главным содержательным объектом было провозглашено «ничто».

Следует заметить, что термин «минимализм» не подразумевает какой-то определенной композиторской техники – это общая эстетическая установка, в которой можно усмотреть нечто общее с философскими традициями Востока (в частности, дзэн): равенство элементов по значению, отсутствие иерархической структуры, тождественность элемента и целого, условность начала и конца. Сущность философии минимализма сформулировал Джон Кейдж: «Нет ничего проще, чем видеть вещи такими, как они есть: вот апельсин, вот лягушка, вот человек… Жизнь не нуждается в символе, каждая вещь просто является собой». В стремлении познать «вещь, которая является собой», и прочувствовать «каждый момент», который «дарит событие», минималисты обращают внимание на качества отдельного звука – в частности на его тембр. Он может быть предельно изысканным или наоборот, самым обычным, даже внемузыкальным (как, например, в одном из самых известных произведений Кейджа «4’33”», в котором публика слышит только те звуки, которые сама производит случайным образом).

Но если отождествить минимализм с какой-либо конкретной техникой не представляется возможным, то можно говорить о технике, которая оказалась весьма созвучной данному направлению и получила весьма широкое распространение в творчестве композиторов-минималистов, и техника эта – репетитивность. Она предполагает повторение изначально заданного паттерна, в качестве которого может выступать отдельный звук, интервал, аккорд, краткий мотив – и эта «модель», повторяемая буквально или с незначительными изменениями, постепенно «нанизывается» во времени, образуя тем самым форму произведения.

Возникнув на Западе, минимализм получил развитие и в нашей стране. Композитор Владимир Иванович Мартынов проводил параллель между ним и архаическими формами музыки – такими, как григорианский хорал, знаменный распев или сутры Тибета. Развивал принципы минимализма Арво Пярт, широко известно его изречение: «Я обнаружил, что достаточно сыграть красиво один-единственный звук». Элементы минимализма – в частности, репетитивной техники – присутствуют в сочинениях Николая Сергеевича Корндорфа, Александра Ароновича Кнайфеля. А вот Эдисон Васильевич Денисов высказывался о минимализме весьма резко, называя его «музыкой для дураков» и «течением не опасным, но вредным». Впрочем, это судьба любого нового течения – часть современников всегда встречает его решительным неприятиям, а минимализм в масштабах истории еще довольно молод.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 91