Александр Аронович Кнайфель

(р. 1943)

Музыкант-мыслитель, чью музыку на Западе сравнивают с фильмами Андрея Тарковского, первым из российских композиторов удостоенный премии Немецкой академической службы обменов, один из композиторов «хренниковской семерки» – семерых авангардистов, к творчеству которых был так непримирим Тихон Хренников… Это лишь немногое из того, что можно сказать о композиторе Александре Ароновиче Кнайфеле.

Детство будущего композитора прошло в Ленинграде. Музыкантами были и отец, и мать. Муза Вениаминовна Шапиро-Кнайфель преподавала теорию музыки, а Арон Иосифович Кнайфель был скрипачом, выступавшим и в качестве солиста, и в составе ансамбля. Одним из самых ярких музыкальных впечатлений детства стало для Александра Кнайфеля звучание струнного квартета. Он тоже решил стать музыкантом – правда, не скрипачом, как отец, а виолончелистом. В этом качестве он обучался в музыкальной школе при консерватории, где преподавала его мать, у Эммануила Григорьевича Фишмана.

Следующим шагом стала учеба в Московской консерватории, где наставником его был Мстислав Леопольдович Ростропович, который видел в нем богатый потенциал и рассчитывал вырастить из талантливого студента «звезду» виолончельного исполнительства, но у Кнайфеля были другие планы на жизнь. Возвратившись в город своего детства, он изменяет направление своего творческого пути, взяв курс уже не на инструментальное исполнительство, а на сочинение музыки. В таком качестве поступает он в Ленинградскую консерваторию, где наставником его становится Борис Александрович Арапов. Талант молодого композитора был очевиден. Александру Ароновичу было всего двадцать два года, когда его опера «Кентервильское привидение» с успехом была поставлена в Оперной студии консерватории.

После окончания консерватории Кнайфель должен был отправиться по распределению в провинциальное музыкальное училище, чтобы стать там преподавателем теоретических дисциплин, но этому воспрепятствовала серьезная болезнь. Поправившись, он остался в Ленинграде. Нужно было на что-то жить, содержать семью, и Александр Аронович устроился редактором в издательство, но через некоторое время он бросил работу, оставлявшую слишком мало времени на сочинение музыки. Он ощущал, что должен реализовывать тот дар, который получил от Бога, и пренебрегать этой священной обязанностью больше не мог.

С самых первых своих сочинений Кнайфель проявил себя как композитор-авангардист. Это позволило музыковедам поставить его в один ряд с такими современниками, как София Асгатовна Губайдулина, Альфред Гарриевич Шнитке, Эдисон Васильевич Денисов, но у самого Александра Ароновича подобное сопоставление вызывает серьезные сомнения, да и вообще он весьма скептически относится к каким бы то ни было попыткам классифицировать музыку – слишком уж неуловимая это субстанция. Его новаторский музыкальный язык не мог не вызывать критику со стороны консервативно настроенных коллег, но сам Александр Аронович не считает, что сильно пострадал в советское время: «По мне советские катки почти не проехали», – утверждает Кнайфель. Он связывает это с позицией Андрея Павловича Петрова, руководившего деятельностью Союза композиторов в Ленинграде. Этот «настоящий питерский интеллигент», как называет его Кнайфель, прекрасно умел находить компромиссы, поэтому в Ленинграде композиторы-авангардисты не испытывали такого давления, как в Москве. Без жесткой критики, конечно, не обошлось, но – в отличие от некоторых современников – Кнайфель никогда не испытывал желания уехать за границу, тем более – в его душе никогда не было озлобления по отношению к родной стране.

Его произведения мало исполнялись, зато кинозрители довольно часто слышали его музыку: «ЧП районного масштаба», «Криминальный талант», «Невозвращенец» – мелодии к этим и многим другим кинокартинам написаны Кнайфелем. На этом поприще случались истинные чудеса – например, работая над музыкой к фильму «След росомахи», композитор принципиально не знакомился с фольклорным материалом, тем не менее, его мелодию, написанную для этого фильма, жители Чукотки приняли за народную песню.

Многие фильмы, музыку к которым написал Кнайфель, поставил режиссер Семен Давидович Аранович. Другого замечательного соавтора композитор нашел в лице балетмейстера Леонида Вениаминовича Якобсона. Результатом их сотрудничества стали хореографические сцены «Разоружение» по карикатурам Бидструпа и «Кающаяся Магдалина» по картине Тициана.

В своем творчестве Кнайфель крайне редко обращается к устоявшимся жанрам, даже если внешне произведения выглядят традиционно. Например, сочинение «Алиса в Стране Чудес», созданное по заказу Королевской оперы Нидерландов, формально является оперой, но сам композитор определяет жанр иначе – «для театра играющих, поющих и танцующих».

Музыка Кнайфеля нередко звучит в Амстердаме, Париже, Цюрихе и других городах Европы, но жить и работать он предпочитает в родном Санкт-Петербурге. Судьбу композитора нельзя назвать совершенно безоблачной, но он ею доволен: «Чтобы сложить свою судьбу, нужно просто быть самим собой», – утверждает Александр Кнайфель.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 101