Фестиваль Аллы Шелест в балетном пространстве России

Можно сказать с абсолютной уверенностью, что Россия в области классического балета продолжает оставаться впереди всей планеты. И убедительное тому доказательство – существование большого количества профессиональных балетных трупп, причем как государственных, так и частных, самоокупаемых. Москва, Санкт-Петербург, Пермь, Екатеринбург, Казань, Уфа, Новосибирск, Красноярск, Челябинск, Самара, Йошкар-Ола, Воронеж, Саратов, Астрахань, Нижний Новгород, Петрозаводск, Улан-Уде, Ростов-на-Дону, Краснодар, Владивосток, Якутск, Сыктывкар, Чебоксары… Во всех перечисленных городах балет имеет официальную прописку и во многом развивается согласно местным реалиям жизни.

«Баядерка». Никия — Анна Никулина, Солор — Владимир Шкляров

Классический балет хорошо прижился на российской земле и стал неотъемлемой частью нашей культуры. Но он, как и любая другая область культуры, требует постоянного финансирования и креативных идей, поддерживающих и обновляющих ее. Одна из таких идей, успешно мигрирующих от театра к театру – организация фестиваля балета. Проведение такого рода мероприятия престижно для любого театра оперы и балета и для любого российского региона. Грамотно организованный фестиваль балета – это и реклама жанру, и вопрос культурной политики, и часть образовательной программы. А когда у фестиваля формируется свое лицо и появляется конкретная направленность, то это делает его вдвойне ценнее.

Именных балетных фестивалей с особыми традициями в России не так много. Их можно перечислить по пальцам одной руки: Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева в Казани, Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева в Уфе, Международный фестиваль балетного искусства имени Галины Улановой в Йошкар-Оле, «В честь Екатерины Максимовой» в Челябинске. И каждый из них сформировал свою многолетнюю успешную историю. В их ряду особое место занимает Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест, ежегодно проходящий в Самарском театре оперы и балета.

Данный данспроект носит имя выдающейся петербургской балерины Аллы Яковлевны Шелест, своим ярким творчеством привлекшей к балету немало поклонников. Каждая роль Шелест становилась особенной, запоминающейся. Для нее не было мелочей в партии, а существовало множество деталей из которых складывался целостный образ. Воспитанная, образованная, музыкальная, вдумчивая, она являла при жизни – и продолжает являть сейчас, спустя девятнадцать лет после смерти – истинный образец служения избранному искусству. Можно очень хорошо понять создателя Фестиваля имени Аллы Шелест Светлану Хумарьян, решившую посвятить проект именно этой балерине: подобной фигуры в отечественном балете просто нет!

«Спящая красавица». Аврора — Евгения Образцова, Дезире — Денис Родькин

Но не только высокие личные и профессиональные качества стали аргументами для посвящения фестиваля балерине. Алла Шелест в качестве главного балетмейстера прослужила в Самарском театре оперы и балета не один год (1970–1973), а до этого судьба также связывала ее с этим театром (в 1966 году она поставила здесь «Дон Кихот»). Кроме того, благодаря усилиям Шелест, балетная труппа театра пополнилась талантливыми исполнителями, ставшими подлинными звездами самарского балета. Среди них: Ольга Гимадеева, Валентина Пономаренко, Елена Брижинская, Наталья Шикарева. Первые две балерины до сих пор работают в Самарском театре, но уже в качестве педагогов-репетиторов.

Фестивалю Шелест – более двадцати лет, и в этом году он проводился уже в семнадцатый раз. Примечательно, что первый из фестивалей, состоявшийся в октябре 1994 года и приуроченный к 75-летию балерины, прошел в присутствии самой Аллы Яковлевны.

Изначально фестиваль взял высокую планку качества. Его руководитель Светлана Хумарьян, многие годы возглавлявшая управление культуры области и испытывающая особое пристрастие к балету, всегда ориентировалась только на лучшие образцы хореографии. Фестиваль стал для нее делом жизни, проектом, призванным удерживать культуру Самары на уровне столичных театров.

Поддерживать качество проекта просто и одновременно сложно. Просто – потому что за многие годы существования у фестиваля сложилась своя команда, появились преданные друзья, с радостью откликающиеся на предложение снова приехать в Самару. Так, за последние годы в проекте уже неоднократно участвовали такие звезды Большого и Мариинского театров, как Ольга Смирнова, Евгения Образцова, Владимир Шкляров, Семён Чудин, Денис Родькин. А сложности – финансовые и организационные – всегда есть и будут в любом деле.

XVII Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест посвятили предстоящему в 2018 году юбилею Мариуса Петипа. В его спектаклях талант Шелест, воспитанной в лучших традициях петербургского балета, приобрел особое звучание и новые краски. Выступления Шелест в ведущих партиях таких балетов Петипа, как «Спящая красавица», «Баядерка», «Дон Кихот», «Лебединое озеро», «Жизель» оказались событиями для ее современников, убедившихся в том, что балетная классика может достигать философских глубин.

Неслучайным видится участие в нынешнем фестивале известного реставратора старинной хореографии Юрия Бурлака, летом назначенного главным балетмейстером Самарского театра оперы и балета. Специально для нынешнего фестиваля Бурлака восстановил четыре номера из хореографического наследия (три из них – авторства Петипа), что стало своеобразным приношением петербургской балерине.

«Пробуждение Флоры». Флора — Вероника Землякова, Аврора- Дарья Климова, Диана — Анастасия Тетченко, Геба — Екатерина Панченко

На этот раз программа танцпроекта пришлась на 20–29 октября и включила в себя два гала-концерта и три балетных спектакля. Зрителям предстояло увидеть прима-балерину Большого театра Нину Капцову и премьера Михайловского театра Виктора Лебедева в «Жизели» (хореография Ж.Коралли, Ж.Перро, М.Петипа; балетмейстер-постановщик К.Шморгонер), прима-балерину Большого театра Анну Никулину и премьера Мариинскогого театра, приглашенного солиста Баварского государственного балета Владимира Шклярова в «Баядерке» (хореография М.Петипа; балетмейстер-постановщик Г.Комлева), прима-балерину и премьера Большого театра Евгению Образцову и Дениса Родькина в «Спящей красавице» (хореография М.Петипа в редакции К.Сергеева; балетмейстер-постановщик Г.Комлева), а также лучших солистов и артистов балетной труппы Самарского театра оперы и балета.

Будучи состоявшейся балериной, Нина Капцова детально точно воспроизвела текст романтической партии Жизели, особо запомнившись в сцене сумасшествия и в па де де второго акта, где она действовала смело, последовательно развивая драматургию женской роли. Обаятельный, с положительной энергетикой, Виктор Лебедев естественно проживал в данных ему сценических обстоятельствах, но его лирическая индивидуальность более впечатлила во втором акте, когда Альберт появляется из верхней кулисы и, совершая шаги в каждый такт музыки, проходит длинную диагональ к могиле Жизели. В медленном шествии Альберта–Лебедева не было искусственности или картинности. Артисту удалось пройти так, что любой зритель смог прочувствовать скорбное состояние его героя. Но на этом талант солиста не перестал раскрываться: в его парящих прыжках и стремительных вращениях, чувственных позах и проникновенной игре нетрудно было разглядеть богатый потенциал настоящего премьера.

Привлекательный и энергичный Шкляров, казалось, на пределе эмоций и физических сил станцевал Солора. Великий Станиславский остался бы доволен, увидев его работу, так как Владимир создал выразительный образ мужественного, влюбленного воина и сумел провести линию своего героя, не разрывая сквозного действия спектакля. Сочетающий в себе лучшие качества русской балетной школы и западной танцевальной манеры, он от начала до конца партии оставался подвластным стихии танца.

Шелест

Сюита из балета «Арлекинада»

Стройная, хрупкая, с крепким внутренним стержнем Анна Никулина в партии Никии убедила отнюдь не темпераментом «на распашку», а высокой культурой танца. Драматичным, ясным по мизансценам прозвучал ее первый выход в «Баядерке». В порывистом романтическом дуэте со Шкляровым в первом акте она искренне любила и верила своему избраннику. В пантомимной сцене с Гамзатти (Ксенией Овчинниковой) Анна не стала показывать все эмоции ревнующей девушки, но было понятно, что своего Солора она никому не уступит. Танец Никулиной со змеей убедил реальным трагическим моментом; нетрудно оказалось поверить и в смерть героини. Технически чисто и максимально сосредоточенно балерина провела третий акт балета, показав и мягкие приземления после прыжков, и апломб, и кантилену движений, и совершенно роскошную пластику рук.

Евгении Образцовой и Денису Родькину неслучайно выпала честь танцевать в «Спящей красавице», которую принято считать энциклопедией русского балета. Образцова – воспитанница петербургской школы балета, долго являвшаяся примой Мариинского театра, сегодня как никто другой чувствует классицистский стиль хореографии Петипа. Родькин же – от природы статный красавец с пропорциональной фигурой и необходимым техническим арсеналом – идеально подходит на амплуа принцев.

Первый выход Авроры оказался для Евгении самым удачным и почти безупречным по технике и эмоциональному накалу. В дальнейшем балерина ни в коей мере не снизила градус своей ответственности за роль, однако не все па ей дались одинаково хорошо. В вариации второго акта Денис показался неуверенным, а вот к свадебному па де де подошел уже абсолютно собранным и вдохновенно настроенным. Здесь оба солиста продемонстрировали аристократическую манеру танца и владение высокими партнерскими качествами.

В программе финального гала-концерта зрители смогли увидеть Гран па из балета Л.Минкуса «Пахита» (хореография М.Петипа; балетмейстер-постановщик К.Шморгонер) и дивертисмент премьерных номеров, многие из которых были впервые показаны на открытии фестиваля.

Главные танцевальные роли в «Пахите» очень гармонично легли на данные Евгении Образцовой и Дениса Родькина, что позволило им еще раз подтвердить свой статус прима-балерины и премьера. Среди самарских солистов невозможно не отметить Сергея Гагена, Диану Гимадееву и Марину Накадзиму (Па де труа), на долю которых пришлась большая нагрузка на протяжении всего данспроекта.

В па де катре Р.Дриго «Розарий» из балета «Пробуждение Флоры» (реконструкция и новая хореографическая редакция Ю.Бурлака) оказались хорошо видны достоинства всех четырех танцующих солисток. Различные по внешним и физическим данным, а также по сценическому опыту самарские балерины здесь сумели создать воздушный, легкий, графически точный по рисунку ансамбль. Стильная Флора Вероники Земляковой, трепетная Аврора Дарьи Климовой, темпераментная Диана Анастасии Тетченко и женственная Геба Екатерины Панченко дополняли друг друга, внося каждая свою интонацию в мифическое действо.

«Жизель». Жизель — Нина Капцова, Альберт — Виктор Лебедев

В па де де из балета И.Армсгеймера «Привал кавалерии» (реконструкция и новая хореографическая редакция Ю.Бурлака) показались Диана Гимадеева и Илья Черкасов. Увлеченная, внимательная к партнеру Диана станцевала умно, с пониманием личных достоинств и недостатков. Черкасов же, технически вполне оснащенный, обнаружил перспективы на дальнейшее творчество.

Особое эстетическое впечатление произвела Сюита из балета Р.Дриго «Арлекинада» (реконструкция и новая хореографическая редакция Ю.Бурлака), где солировали Сергей Гаген (Арлекин) и Марина Накадзима (Коломбина), Максим Маренин (Пьеро) и Дарья Капишникова (Пьеретта). Легкий и координированный Гаген свободно владел сценическим пространством, его танец выглядел масштабным и динамичным. Без малейшего внешнего напряжения Сергей одинаково ловко справлялся как с сольными, так и с дуэтными эпизодами. Его партнерша Марина Накадзима хорошо почувствовала стиль хореографии и не потерялась в ее технике. Выступление тенора Антона Кузенка, исполнившего «Серенаду», добавило сочных и терпких красок действию «Арлекинады». Соединившись же в целое, хореография и вокал воспроизвели колорит веселящейся венецианской площади, где за масками и костюмами из комедии дель арте скрываются темпераментные, готовые на рискованные приключения персонажи.

В «Талисмане» Р.Дриго, Ц.Пуни, В Бочарова (реконструкция и новая хореографическая редакция Ю.Бурлака) обратил на себя внимание Нурлан Кинербаев. Партия бога ветра Вайю подошла артисту по характеру, но не по форме. А вот роль Медоры из балета «Корсар» пришлась «к лицу» Веронике Земляковой. В знаменитом па де де (на музыку Р.Дриго, Б.Фитингоф-Шеля, Ю.Гербера, хореография А.Чекрыгина, реконструкция и новая хореографическая редакция Ю.Бурлака) балерина показала стабильную технику и оказалась очень интересной по пластике. Ее надежным партнером выступил Денис Родькин. С вниманием к стилю музыкальных произведений и к танцевальным темпам программой концерта дирижировал Евгений Хохлов.

Найти оригинальный подход в решении ежегодной программы фестиваля классического балета – сложная для устроителей задача. Набор спектаклей здесь всегда практически один и тот же. Однако именно на классике формируется вкус зрителей и их понимание значимости высокого искусства. Организаторы Фестиваля имени Аллы Шелест все это очень хорошо понимают и уже в семнадцатый раз демонстрируют удивительную гибкость в решении задач. А происходит это за счет приглашения еще не известных самарской публике новых звезд (в данном случае приглашение на партию Альберта Виктора Лебедева – одного из самых перспективных танцовщиков России); за счет перемены тематики фестиваля (нынешний посвящен Мариусу Петипа); благодаря введению в программу премьерных номеров, ранее не шедших на данной сценической площадке. Немалая часть успеха фестиваля зависит и от качества работы артистов и их педагогов, которые всегда старательны и профессиональны.

Фото предоставлены  пресс- службой Самарского театра оперы и балета

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 217