Элегия

«О, где же вы, дни любви,

Сладкие сны,

Юные грезы весны?»

Печальная, проникновенная мелодия, на которую поются эти стихи, у российского слушателя в первую очередь вызывает в памяти голос Федора Ивановича Шаляпина – одного из лучших исполнителей этого произведения французского композитора Жюля Массне. «Элегия» – так оно называется. Что же означает это слово, и что имеют в виду музыканты, когда говорят об «элегических интонациях»?

Элегия – одно из тех понятий, которые объединяют литературу и музыку, существуя в обоих искусствах. В Древней Греции элегиями именовали небольшие музыкально-поэтические произведения, написанные дистихом – строфами, состоявшими строк, имеющих разный поэтический размер (гекзаметр сочетался с пентаметром). Содержание древнегреческих элегий могло быть любым – они могли повествовать о любви или о войне, содержать нравоучение или философские размышления. Но если в Элладе слово «элегия» подразумевало в первую очередь поэтическую форму, то позднее в Древнем Риме дело обстояло с точностью до наоборот: форма римских элегий была относительно свободной, а в отношении содержания установилась определенная традиция. Элегиями стали именовать любовные стихотворения, исполненные печали, повествующие о неразделенной любви, одиночестве. Именно такая элегия развивалась впоследствии в европейской литературе. Особенно любили этот жанр поэты эпохи сентиментализма, а позднее – романтики.

Так обстояло дело в литературе… а что же в музыке? Как мы помним, при своем рождении в Древней Греции элегия зародилась как жанр музыкально-поэтический, но в последующие века пути поэзии и музыки разошлись. Второе рождение элегии как вокального жанра состоялось в XVII столетии. Как и в поэзии, главной отличительной чертой элегии в музыкальном искусстве стало выражение печали. В качестве примеров можно привести произведение английского композитора Генри Пёрселла – «Три элегии на смерть королевы Мэри». Вновь явив себя в музыке, жанр элегии в последующие века не уходил – к нему обращался, например, Людвиг ван Бетховен, создавший «Элегическую песнь» для четырех голосов, сопровождаемых струнным квартетом.

Образно-поэтическое содержание вокальной элегии – печальное размышление о неразделенной любви, об ушедшем счастье или даже о смерти – определило ее музыкальные черты: напевная, плавная мелодия, разворачивающаяся в медленном темпе. Как правило, элегии пишутся в минорном ладу (хотя бывают и исключения – мажорные элегии). Эти черты элегии вокальной «унаследовала» элегия инструментальная – прежде всего, фортепианная – возникшая в XIX столетии. Подобные пьесы создавали Ференц Лист, Эдвард Григ, Габриель Форе.

Что же касается «Элегии» Массне, с которой мы начали разговор, история ее весьма примечательна. Композитор создал ее как фортепианную пьесу, через несколько лет переложил для виолончели с фортепианным аккомпанементом – в таком виде она прозвучала в драме «Эриннии» Леконта де Лилля. Позднее «Элегия» – как и все музыкальные номера к этой драме – была переработана для оркестра, а затем французский поэт Луи Галле написал для нее текст. Так инструментальная элегия превратилась в вокальную.

Существовала ли в это время элегия в русской музыке? Разумеется, существовала! Элегия музыкальная пришла в Россию почти одновременно с элегией поэтической – образцы этого жанра можно встретить в творчестве Павла Ивановича Фонвизина, Александра Анисимовича Аблесимова, Дениса Васильевича Давыдова, но в первую очередь рождение русской поэтической элегии ассоциируется с именем Василия Андреевича Жуковского, точнее – с его переводом «Сельского кладбища», элегического стихотворения, написанного английским поэтом Томасом Греем. Другие элегии Жуковского – «Вечер», «Славянка», «Море» – были уже не переводными, а авторскими. Многие русские поэты XIX века создавали элегические стихотворения – Евгений Абрамович Баратынский, Константин Николаевич Батюшков, Николай Михайлович Языков. И если элегия пришла в русскую поэзию, она не могла не прийти в русский романс. Отличительной чертой русского элегического романса стало сочетание песенных оборотов с декламационными, а также относительно простая фактура фортепианной партии, зачастую напоминающая аккомпанемент, исполняемый на гитаре (впрочем, последнее не обязательно). Примеры русских романсов-элегий – «Не искушай» Михаила Ивановича Глинки, «Я помню глубоко» Александра Сергеевича Даргомыжского, «Для берегов отчизны дальней» Александра Порфирьевича Бородина. Инструментальные элегии тоже создавались русскими композиторами – и как отдельные пьесы, и как части циклических произведений. Например, Петр Ильич Чайковский назвал «Элегической пьесой» первую часть скорбного фортепианного трио «Памяти великого художника», «Элегией» названа одна из частей его Серенады для струнного оркестра (это один из тех редких случаев, когда элегия имеет мажорный лад).

Элегии создавали и композиторы ХХ столетия. В качестве примеров можно назвать третью часть Концерта для оркестра венгерского композитора Белы Бартока, «Элегическую песнь» Игоря Федоровича Стравинского или «Элегию памяти Веберна» Эрнста Кшенека.

Все права защищены. Копирование запрещено.

 

Просмотров: 508