Юрис Капралис: «Они шли, наступая друг другу на пятки»

Беседу вела Тамара Блёскина

Неизвестное об известных

 

Юрис КапралисЕсли Барышникова называют Моцартом в балете за легкость и полетность, то Годунов по страсти, мощи и экспрессии сопоставим с Бетховеном. Но если музыканты давно признали гениальность обоих композиторов, то в оценке танцовщиков единодушия нет. Причина не в отсутствии весов, способных измерить степень одаренности, а в нашем восприятии. Прав, пожалуй, американский критик Джон Бреннер, когда сравнил исполнение солистами партии Зигфрида и пришел к выводу, что они оба очень разные и оба – прекрасны, а ответ, кто из них лучше, каждый зритель дает, исходя из личных предпочтений.

Уникальный факт: две выдающиеся звезды мирового масштаба – одноклассники Рижского хореографического училища. Несколько лет они занимались, стоя рядом у балетного станка под строгим взглядом Юриса Капралиса.

Не менее поразительно и другое: никто и никогда не делал большого интервью с рижским учителем Барышникова и Годунова. Поначалу молодой артист балета в роли начинающего педагога не привлекал внимание прессы. Затем, когда его воспитанники заблистали на сцене, пишущая братия зациклилась на них. После того, как оба лучших питомца остались на Западе, само имя наставника надолго попало под запрет, а позже лишь по конкретным поводам журналисты спрашивали мнение руководителя кафедры хореографии Латвийской музыкальной академии, профессора Юриса Капралиса (иных почетных званий он так и не был удостоен). И я благодарна судьбе, что не раз успела встретиться с ним незадолго до его кончины.

…Знакомы мы были еще с тех пор, когда он танцевал на сцене рижской оперы. Тогда же, в середине 60-х, сделала это фото «Щелкунчика», где Юрис – Принц, а в партии Маши – Вера Швецова, одна из последних выпускниц А. Вагановой. Наше общение всегда было мимолетным и не для прессы. Лишь работа над книгой о Годунове впервые привела меня в дом Капралиса, чтобы услышать рассказ мастера о его первых (и непревзойденных!) учениках.

Наставник балетных гениев

Сценическая карьера самого Капралиса началась с хора мальчиков, с которым он пел в операх «Кармен» и «Пиковая дама». Затем стал учиться игре на флейте в музыкальной школе имени Э.Дарзиня. Там, на общеобразовательном отделении, вместе занимались музыканты и будущие артисты балета из Рижского хореографического училища. В начале года на каждом уроке учителя знакомились, кто в какой школе учится. Юрис заметил, что музыканты встают как-то неуклюже, медленно, вразвалочку, а ребята из балетного – энергично, строго. И все они – стройные, красивые. Понял, что хочет быть таким же, потому следующим летом пошел на экзамен в хореографическое училище. И поступил.

— Юрис, давно вас знаю и – многого не знаю. У кого вы учились?

— Первыми педагогам были Тамара Витиня и Пальмира Строгонова (Зиединя), прошедшие школу Марии Кожуховой (одна у нее стажировалась, вторая – выпускалась). Заканчивал училище по классике у Владимира Цуканова и у Валентина Блинова по характерному танцу, оба они – выпускники Николая Тарасова. Так что мои балетные истоки – московские. Но в целом наше училище больше придерживалась ленинградской школы. Оттуда были главный балетмейстер театра Елена Тангиева-Бирзниек, Вера Швецова (обе – выпускницы Вагановой), Марина Сизова, ученик Пушкина Игорь Кошкин.

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти
Просмотров: 1 748