София Асгатовна Губайдулина

(р. 1931)

Когда речь заходит о самых значительных отечественных композиторах, начинавших свой творческий путь в середине XX столетия, в первую очередь вспоминаются Альфред Гарриевич Шнитке, Эдисон Васильевич Денисов – и, конечно же, София Асгатовна Губайдулина. Даже те, кто далек от современного академического искусства, знают ее музыку, звучащую в мультфильмах «Маугли» и «Кошка, которая гуляла сама по себе», фильмах «Чучело» и «Вертикаль». Музыкальный язык ее творений никогда не был простым, но они находят путь к сердцу слушателя благодаря своей эмоциональности.

Родина композитора – татарский город Чистополь. Родилась она в интеллигентной семье: мать была педагогом, отец – инженером, а дед по отцовской линии – муллой. Через год после ее рождения семья перебралась в Казань, где поселилась на улице Тельмана. Рано проявив способности, София с четырехлетнего возраста обучалась в музыкальной школе. Родителям не приходилось упрашивать дочь сесть за инструмент – желание заниматься не пропадало даже во время школьных каникул. Такую страсть к работе София Асгатовна сохранила на долгие годы – за всю свою жизнь она всего несколько раз была в отпуске, время от времени работая и по ночам.

С пятнадцати лет Губайдулина продолжила образование в гимназии при консерватории, где обучалась фортепианной игре и сочинению, а три года спустя – в Казанской консерватории, где она училась фортепианной игре у Григория Михайловича Когана, а композиции – у Альберта Семеновича Лемана. Позднее она поступила в консерваторию в Москве.

После окончания консерватории Губайдулина поняла, что если она хочет быть композитором, то придется посвятить себя этой деятельности без остатка. По этой причине она никогда не занималась преподаванием – впрочем, призвания к педагогической деятельности она не ощущала никогда, а вот играть на фортепиано она очень любила, но и исполнительская деятельность была принесена в жертву композиторской.

Отказавшись от таких источников средств, как преподавание и исполнительство, София Асгатовна могла жить исключительно за счет создания музыкальных произведений, что было нелегко. Она хорошо запомнила  напутствие Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, услышанное ею в студенческие годы: «Я вам желаю идти вашим «неправиьным» путем». Она действительно всегда шла своим путем. Отнести творчество Губайдулиной к «минимализму», «новой фольклорной волне» или какому-то иному направлению невозможно – настолько самобытен ее музыкальный язык, сочетающий элементы атональности, алеаторики, сонористики и других техник. Ее не привлекали ни опера, ни балет – наиболее естественно она чувствовала себя, создавая камерную музыку, где особое значение приобретает внимание к тембровому богатству. Поиски новых тембров развертывались в разных направлениях – особые приемы звукоизвлечения на традиционных инструментах, задействование экзотических ударных из коллекции Марка Пекарского, а также электронная музыка.

Творческие поиски Губайдулиной зачастую оказывались непонятными для современников и соотечественников. «Откройте окна» – так была озаглавлена статья, посвященная одному из ее сочинений (то был намек на «закрытость» ее музыкального языка). Апогеем неприятия стал доклад, сделанный Тихоном Николаевичем Хренниковым на съезде Союза композиторов в 1979 г. Непосредственным поводом к недовольству было несанкционированное исполнение произведений некоторых композиторов на фестивале в Германии, но не обошлось и без упреков в «потоке шумов», в котором якобы «тонет музыкальная мысль». Попав в «черный список», известный как «хренниковская семерка», Губайдулина на несколько лет лишилась доступа на телевидение и радио. Примечательно, что причиной недовольства зачастую становился не только музыкальный язык. Так, после создания кантаты «Ночь в Мемфисе» на древнеегипетские тексты, ей посоветовали… написать музыку в таком же стиле, но на стихи, прославляющие партию. Единственной областью творчества, где она могла чувствовать себя свободно, оставалась киномузыка.

В 1991 г. София Асгатовна покинула Россию. С тех пор композитор проживает в Германии, однако остается гражданкой Российской Федерации. Губайдулина никогда не считала себя политическим эмигрантом, диссидентом, тем более – изгнанницей, уехать из родной страны ее вынудили экономические обстоятельства – все-таки жизнь в России в 1990-х гг. была достаточно тяжелой. В Германии София Асгатовна поселилась в деревне, в которую ведут всего две дороги – она иронизировала, что выбрала не самый глухой угол: в деревне, где живет немецкий писатель Гюнтер Грасс, дорога лишь одна. Здесь композитору удалось обрести то, чего всегда недоставало прежде – тишину, необходимую для сосредоточенной работы. Уединение оказалось весьма плодотворным – были написаны кантата «Теперь всегда снега», «Ночная песнь рыбы», посвященная Юрию Абрамовичу Башмету симфония «Фигуры времени» и другие произведения.

Склонность к уединению не противоречит активной деятельности – общественной и музыкальной. В 2005 г. Губайдулина посвятила тысячелетнему юбилею Казани свое мировое турне, в 2013 г. в английской столице она участвовала в фестивале «The rest is noise», посвященном проблемам духовности в искусстве. С 2011 г. в Казани каждый год проходит фестиваль «Конкордия» под патронатом Губайдулиной.

Главной трудностью для искусства вообще и для музыки в частности в современном мире Губайдулина считает финансовое давление. По мнению композитора, оно мешает реализации творческого потенциала даже в большей степени, чем идеологическое давление, имевшее место в советскую эпоху. И всё же София Асгатовна не теряет надежды – каждый раз, посещая ту или иную страну, она встречается с молодыми коллегами и видит, что среди них немало людей, которые «фантазируют независимо от доктрин», а значит – у музыки есть будущее.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 5