Романтические страсти Пинхаса Стейнберга

В Большом зале филармонии Братиславы состоялось выступление солистов, Словацкого филармонического хора и оркестра под руководством американского дирижера израильского происхождения Пинхаса Стейнберга

 

Пинхас Стейнберг родился в семье выходцев из Польши, учился композиции и дирижированию в Германии у Бориса Блахера, параллельно занимаясь игрой на скрипке – в США, у великого Яши Хейфеца и педагога и концертмейстера Джозефа Гингольда. Концерты Стейнберга всегда восхищают своим оригинальным художественным содержанием и тематической направленностью в выборе программ.

Музыкальный вечер в Словацкой филармонии был посвящен сочинениям австро-немецких композиторов. Его открыла Симфония № 88 соль мажор Йозефа Гайдна. В середине 1780-х годов композитор сочинил цикл «парижских» симфоний специально по заказу французского оркестра «Le Concert de la loge Olympique». 88-я симфония не миновала французского влияния, поскольку Гайдн отправил партитуру произведения в Париж через скрипача оркестра Эстерхази Иоганна Петера Тоста в надежде на ее исполнение. Музыка этого произведения полна оптимизма и непринужденности, благодаря своим стилистическим качествам, в том числе доступности слушателю. Публика горячо приветствовала музыкантов и высокую одухотворённость их исполнения.

Продолжила программу симфоническая поэма Рихарда Штрауса «Веселые проказы Тиля Уленшпигеля». Композитор находил в персонаже легенды Шарля де Костера не просто ловкого плута, но «героя, презирающего людей потому, что он их, в сущности, любит».

Словацкий филармонический оркестр в руках Пинхаса Стейнберга звучал очень выразительно и объемно, демонстрируя превосходную ансамблевую игру, безупречную фразировку и обширную звуковую палитру.

 

Под занавес программы Стейнберг продирижровал одно из редких романтических сочинений Феликса Мендельсона-Бартольди – кантату  «Первая  Вальпургиева ночь» (соч. 60, на слова одноимённой баллады Иоганна Вольфганга фон Гёте). Крайне любопытна судьба сочинения. Название происходит от имени игуменьи Вальпургии, память которой чтят католики в начале мая. Во времена язычества эта ночь отмечалась народными празднествами в честь весеннего пробуждения природы, которые с распространением христианства были осуждены как бесовские. В Германии существовало поверье, что в первомайскую ночь ведьмы и колдуньи справляли шабаш на Брокене – одной из вершин Гарца. Гёте обрисовал такую Вальпургиеву ночь в первой части своего «Фауста». В «Первой Вальпургиевой ночи» действуют языческие жрецы – друиды – и христианские стражи. Когда их изгнали из священных рощ, и народу была навязана христианская вера, они стали весной удаляться со своими приверженцами в пустынные, недоступные горы Гарца, чтобы там, по древнему обычаю, молиться и приносить жертвы бестелесному богу земли и неба. Этот захватывающий сюжет и был положен Мендельсоном в основу кантаты. Композитор восторженно отзывался в одном из писем к Гёте: «Разрешите выразить Вам благодарность за божественный текст. Когда старый друид приносит свою жертву и всё становится таким торжественным и неизмеримо великим, то уже не нужно сочинять музыку, она и так ясна – всё уже звучит само, и я давно уже напевал эти строки, сам того не сознавая».

Премьера кантаты состоялась зимой 1833 года в Берлине. Отредактированный вариант сочинения прозвучал десять лет спустя в зале лейпцигского Гевандхауза. На концерте в Братиславе кантату исполнили Словацкий филармонический хор и оркестр под управлением Пинхаса Стейнберга. Среди солистов – венгерский тенор Тибор Саппанош, меццо-сопрано из России Елена Белкина, баритон из Австрии Адриан Эрёд и словацкий бас Петер Микулаш.

Фотография Пинхаса Стейнберга предоставлена пресс-службой Словацкой филармонии.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 29