Пространство премьер

В среду 28 ноября открылся шестой фестиваль актуальной музыки «Другое пространство» под управлением Владимира Юровского

 

Наверное, это единственный смотр в России, который привозит современную музыку, классику западного авангарда, которую здесь никогда не слышали, и специально заказывает новые произведения современным российским композиторам.

Через трудные замысловатые партитуры пробирались музыканты Госоркестра имени Светланова.

Четыре мировые премьеры отечественных авторов, представляющие разные срезы композиторских школ, открыли пятидневный марафон актуальной музыки. Виктор Екимовский – представитель старшего поколения, сторонник экспериментов, композитор, усвоивший в себе все авангардные техники – показал свою новую, Девятую симфонию, которая имеет подзаголовок «Эпитафия авангарду». Всевозможные «измы» пронизывают и формально разделяют музыкальное плотно на части: сериализм, алеаторика, пуантилизм, макрополифония и минимализм. Получился такой конспект ярких зарисовок, где автор подытоживает достижения каждой из техник, которые, по словам композитора, останутся на все времена.

Владимир Юровский пригласил двух авторов среднего поколения – Антона Сафронова и Бориса Филановского.

Антон Сафронов «изобразил» театр музыкальных монологов-диалогов Маяковского с воображаемым собеседником, который предстает в виде разных существ: животного, человека, музыкального инструмента. Вопреки мнению о том, что музыку на стихи Маяковского должны исполнять солисты-мужчины, композитор осознанно подменяет стальной мужской голос Маяковского на хрупкое сопрано Александры Любчанской, заостряя внимание на высказываниях поэта, раскрывающих его чувствительную и ранимую душу. Все пьесы воображаемого моно-театра выстраиваются в хронологическом порядке: «Скрипка и немножко нервно», «Хорошее отношение к лошадям» и «Море уходит вспять» — предсмертный эскиз поэта.

Борис Филановский обращается к художнику-авангардисту Павлу Филонову. Мало кто знает, что у Филонова есть один поэтический текст «Пропéвень о Прóросли Мирóвой», в котором он, подобно Велимиру Хлебникову, возится с корнями слов и при помощи префиксов и суффиксов образовывает новые.

Филонов в своем тексте расщепляет буквы на атомы, въедается в них, трансформируя слова до неузнаваемости. Понять, в чём смысл сочинения, довольно трудно, но вчитавшись и вслушавшись в текст, обратившись к Филонову-художнику, понимаешь, что тема, волнующая его, и не покидающая до последних дней жизни — война.

Свой текст, как и картины, автор разделяет на множество частиц-героев: главный, Ванька Ключник. Но каждый новый абзац Филонов вкладывает в уста разных персонажей: это – Княгиня, Старонемецкий король, Запевала, Истлевший командор, Говоритель, Хор, Подголосок и т.д., а их речь — это самоописание.

Работая с текстом, Борис Филановский отбирает 22 небольшие части. Как говорит композитор, «большинство частей похожи на номера барочной оратории: неизменный набор инструментов и одна главная мысль. Чтобы не ослабить запредельную экспрессию текста, я не столько озвучивал его, сколько старался иметь ввиду живописную манеру автора. Получилась такая гармоническая инвенция с тягучими полями, вариантной репетитивностью и сугубо функциональным оркестром без тембровых раскрасок».

Музыка Филановского погружает в темный мир Филонова, душит тебя, заставляя охватить взглядом сначала всю его Вселенную, а затем рассмотреть мельчайшие её составляющие.

Последняя мировая премьера началась уже поздно вечером. Немая опера «Face» Ольги Бочихиной была заказана специально для фестиваля. Работа представляла собой мультимединый проект для инструментальных, электроакустических звуков и видеопроекции. В ней совмещено несколько сюжетных линий: первая — Линия Автора и его Творения, где герои проходят этап становления, взаимодействуя и существуя вместе; вторая — Линия «проявления» и «грани», третья — Немая линия. Парадоксально, но только в этой части появляется осязаемый текст — это Ария Далилы из оперы Сен-Санса. В целом «Face» — совершенный концептуализм, синтезирующий в себе слово, музыку, танец и мультимедиа. «Это становление, проходящее путь от непроявленности к запечатлению, это бесконечно долгий путь от немоты к произнесению первого слова».

 

 

фото предоставлены

отделом информации и общественных связей
Московской филармонии
Все права защищены. Копирование запрещено.

 

Просмотров: 146