Кто на Рахманинова?

О концерте Максима Емельянычева и Сергея Накарякова в Санкт-Петербургской филармонии

Если кто-то помнит Максима Емельянычева исключительно как ассистента прославленного пермского маэстро и клавесиниста-барочника, пусть и очень талантливого, но все же как бы «нишевого» музыканта, забудьте об этом. Сегодня Максим – лучший образец молодого музыканта: он солирует, он дирижирует, он записывает диски и получает за них престижные награды. Он горит музыкой и зажигает ею публику, на что последняя отзывается с благодарностью.

 

Как, например, на недавнем концерте в Санкт-Петербургской филармонии на фестивале «Площадь искусств». Уже сама программа – разрыв шаблонов. Если в качестве основного блюда оставили Вторую симфонию Рахманинова, то на закуску – новейшие произведения, идеально подходящие темпераменту молодого маэстро: минималистический фокстрот для оркестра американца Джона Адамса «Председатель танцует» о приключениях Никсона в Китае и совсем свежий «Ad absurdum» Йорга Видмана – премьера в России. «Ах, какой молодой!», – вздыхали рядом сидящие бабушки, точно отказывая Максиму в мастерстве; но не проходило и пяти минут, как и они, и их строгие сыновья расплывались в широченной улыбке.

Основное внимание, конечно же, было уделено Рахманинову. Низкое вступление виолончелей и контрабасов в первой части звучит как приближение ночи, в чем некоторые видят влияние поздних симфоний Чайковского; напряжение растет, мрачная тема развивается в лирическую драму. В скерцо тема валторн звучит подчеркнуто выразительно, не теряется в засилии струнных, как в принципе и все духовые у Емельянычева – краскам их звучания отдается должное без обид для струнников. Сдается мне, тут роль играет Емельянычев-корнетист.

Чаще всего интерпретаторов этой симфонии упрекают в нехватке жизни, в замедленных темпах на фоне романтического пафоса струнных. У молодого маэстро симфония, в прямом смысле вернувшая когда-то ее автора к жизни, звучит по большей части «быстро и весело», а благодаря своей монументальной эпичности превращается в неистовый праздник природы, страстное признание в любви к родине с ее январскими метелями и крутыми горками – не без пафоса, конечно, но ярко, энергично, экспрессивно. Поражает уровень отзывчивости оркестра филармонии на жесты дирижера – будто позади много лет совместного творчества. Сам Максим как-то сказал в интервью автору данной заметки для одного немецкого издания, что для него искусство дирижера существует онлайн – начиная с репетиций и заканчивая концертом, он на все отзывается здесь и сейчас. По степени вовлеченности в процесс с молодым маэстро, пожалуй, действительно мало кто сравнится.

Немало среди слушателей было и тех, для кого героем вечера стал знаменитый трубач Сергей Накаряков – именно для него Йорг Видман в 2002 году написал концерт для трубы с мини-оркестром «Ad absurdum». Сам композитор известен в немецких профессиональных кругах как некто, на чьи произведения «заходят» даже те, кто на концерты современной музыки вообще не ходок. «Виртуозность, доведенная до абсурда, – виртуозность более не как романтическое представление об освобождении от силы тяжести, высвобождении из оков, но одержимое вращение по кругу в самодельной клетке, превращающееся в оковы», – так он трактует свое в общем-то юмористическое произведение.

Накаряков встречает этот челлендж с поистине идеальной техникой дыхания и столь же совершенной чистотой звука. Проворные атаки стаккато буквально летают и порхают над зигзагообразно отзывающимся оркестром. По сравнению со звуками трубы «Полет шмеля» Римского-Корсакова кому-то может показаться лишь приятной прогулкой перед стометровкой или, извольте, перед забегом на длинную дистанцию, хотя произведение задумывалось Видманом, конечно же, не только как пара минут славы для трубачей. Тут же с обманчивой легкостью отзываются струнники оркестра филармонии, рождающие самые вариативные звуки с максимальной точностью под стать трубачу-виртуозу. Зал в восторге. Да, не в экстазе (это по другому адресу), а именно в ликующем таком восторге людей, которые по большей части мало чего ожидали. В восторге более честном, чем от впечатляющего внешним видом шарманщика, что-то там нашаманившего с шарманкой – так, что ее игру все слышали только в записи. Зато в оригинальном звучании.

… Была тут недавно тема с предложением Дениса Мацуева президенту возобновить конкурс имени Рахманинова. «Они (молодые композиторы и дирижеры) у нас на самом деле не на самом сейчас лучшем уровне», – отметил знаменитый пианист. Упустил он, пожалуй, пару лет российской действительности. Вот бы ему на концерт Емельянычева как-нибудь.

Все права защищены. Копирование запрещено.

 

Просмотров: 185