Иоганн Штраус. Оперетта «Летучая мышь»

Иоганн Штраус. Оперетта «Летучая мышь»Жак Оффенбах подарил публике множество прекрасных оперетт, однако благодарить французского композитора мы должны не только за те произведения, которые написал он сам. Однажды, беседуя с Иоганном Штраусом, он дал австрийскому коллеге совет – перестать писать вальсы и приняться за оперетты. До некоторой степени Штраус этому совету последовал: вальсы он создавать не перестал, но и оперетт написал немало. Мы расскажем о самой известной из них – о «Летучей мыши».

История ее появления чем-то напоминает историю рождения «Давида» Микеланджело: великий скульптор создал шедевр из испорченного куска мрамора, а великому композитору было отдано черновое либретто водевиля, который директор венского театра «Ан дер Вин» отказался ставить. В противоположность директору, Иоганн Штраус по достоинству оценил либретто, написанное Анри Мельяком и Людовиком Галеви. В нем не было ни остросоциальных мотивов, ни политической сатиры – но это вообще никогда не было характерно для венской оперетты (в отличие от французской), зато было столько веселья, остроумия, праздничной атмосферы!

Сюжет «Летучей мыши» являет собой череду розыгрышей и забавных ситуаций. Служанка Адель мечтает о карьере актрисы, и вот случай представляется – сестра Ида, балерина, приглашает ее на бал к князю Орловскому, известному покровителю театрального искусства. У господ же свои проблемы: учитель пения Альфред домогается любви прекрасной Розалинды, а ее супруг господин Айзенштайн осужден на восемь дней тюремного заключения. С притворной грустью прощаясь с женой, он отправляется вечером якобы в тюрьму, а в действительности – на бал к князю Орловскому, а в тюрьму вместо него увозят Альфреда.

На балу встречаются все действующие лица. Фальк – друг Айзенштайна – обещает скучающему князю такую забаву, какой он еще не видел, и слово свое он держит. Адель он представляет как известную русскую актрису Ольгу, Айзенштайна – как французского маркиза, а вскоре появляется и Розалинда в венгерском костюме, получившая от Фалька и приглашение, и костюм. Не узнав супругу под маской, Айзенштайн воспылал к ней страстью. Отказавшись снять маску, «незнакомка» берет у него на память часы. Именно такого развития событий добивается Фальк: на прошлогоднем маскараде он напился, и Айзенштайн оставил его в парке на скамейке. Утром Фальк вынужден был идти домой, как был – в карнавальном костюме летучей мыши, вызывая смех прохожих. Теперь он может быть доволен – «месть летучей мыши» свершилась. В заключительном акте, события которого разворачиваются в тюрьме, все «узлы» действия развязываются: адвокат добился пересмотра дела, Альфреда (мнимого Айзенштайна) освобождают, а настоящего Айзенштайна ждет весьма непростое объяснение с женой, предъявляющей легкомысленному супругу те самые часы. Но – как и должно быть в веселой и жизнерадостной оперетте – все завершается счастливо: происходит примирение между женой и мужем, а князь Орловский обещает поспособствовать артистической карьере Адели.

«Попурри из вальсовых и полечных мотивов» – такую далеко не лестную и даже презрительную характеристику дал «Летучей мыши» влиятельный критик Эдуард Ганслик, но тем самым он определил главную отличительную черту произведения: это «танцевальная» оперетта, подавляющее большинство ее номеров основывается на ритме либо польки, либо вальса («король вальса» остался верен себе!), но появляется в оперетте и галоп, а также чардаш – его исполняет Розалинда, появившаяся на балу под видом венгерской аристократки. И хотя критику эта черта показалась недостатком, именно она способствовала огромной любви публики к творению Штрауса – ведь стихия танцевальности так легко захватывает радостью движения (после премьеры один из критиков иронизировал, что покачивания зрителей в такт ритму едва не довели его до морской болезни)! Ее «живое дыхание» явственно ощущается уже в увертюре, в которой так легко проносятся все основные темы оперетты. Истинным апофеозом вальса выглядит финал второго акта, проникнутый искрящейся радостью жизни. Немало в оперетте и других знаменитых мелодий, а некоторые номера известны настолько, что их нередко можно услышать в концертном исполнении – например, куплеты Адели.

Кажется, что в такое блестящее, искрометное произведение публика должна была «влюбиться с первого взгляда», и остается только догадываться, почему этого не произошло – премьера, состоявшаяся в апреле 1874 г., оказалась не особенно успешной, после семнадцати спектаклей «Летучая мышь» была снята с репертуара. Зато по прошествии нескольких месяцев оперетту ожидал триумф в Берлине. С тех пор любовь к творению Штрауса не ослабевает – трудно назвать театр оперетты, который не ставил бы ее, она неоднократно экранизировалась (в том числе и в нашей стране – кинорежиссером Яном Борисовичем Фридом), а в открытый в 1918 г. астероид главного пояса получил название Rosalinde в честь героини оперетты.

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 140