Готовы ли вы слушать оперу стоя?

«Стиффелио» на Вердиевском фестивале в Парме

Если на афише стоит имя английского режиссера Грэма Вика, сомнений нет: он удивит вас. Новый спектакль понравится или не очень, вызовет восхищение, удивление или неприятие. Но равнодушных не будет, за это можно ручаться.

Грэм Вик дебютирует на Вердиевском фестивале в Парме. Дебютирует постановкой оперы, можно смело утверждать, абсолютно неизвестной широкому слушателю. Но мало найдется и меломанов, знакомых со «Стиффелио». Стиффелио, кто он?

Это имя принадлежит в опере Верди пастору, который возвращается в замок тестя после долгого периода, посвященного проповеднической миссии. Стиффелио не знает, что в его отсутствие жена Лина уступила страсти к молодому Раффаэле.

Верди написал «Стиффелио» в 1850 году (а, следовательно, опера завершает первый период его творчества, годы так называемых «каторжных работ»; в 1851 году в его творческом списке появится бесспорный шедевр «Риголетто»). Премьера состоялась в Триесте, и опера не снискала особенного успеха. Несколько лет спустя (1857) автор совершил попытку переделать оперу, назвав новую версию «Арольдо», перенеся действие в средние века и добавив еще один акт. Но и в таком виде опере не суждено было завоевать популярность. Из вердиевских творений «Стиффелио», возможно, реже всех других появляется на сцене.

А между тем, в высшей степени интересное творение, рассматривающее проблематику адюльтера и во многом предвосхищающее «Риголетто» (образ отца героини графа Станкара) и «Травиату» (образ героини-«грешницы»).

Стиффелио

В деревянном театре Фарнезе, несравненном по воздушности и элегантности, Грэм Вик обращается непосредственно к публике, призывая ее выразить собственное мнение относительно проблем, которые в наши дни волнуют всех. Что каждый из нас думает о традиционной семье? Существующее семейное право, несомненно, устарело, налицо новые формы семьи. Супружеская измена – как на нее реагировать? Развод? Действительно ли брак нерушим? Гендерная проблема. Действительно ли между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами нет никакой разницы? Гомосексуальные союзы – как относиться к ним? Публика еще только поднимается по грандиозной лестнице, а в зале уже стоят приятные молодые и не слишком люди, скромно одетые, держащие в руках Библию и прочие книги, среди них «История папства». Они здороваются с вами, мило пожимают руку, приглашают подписать петицию в защиту традиционной семьи. Кто-то соглашается, кто-то испытывает смущение. На скамьях театра Фарнезе установлены растяжки, провозглашающие: «Мы защищаем семью», «Да здравствует семья», «Мальчики это мальчики», «Девочки это девочки». Публика не сразу понимает, что ее пригласили не просто послушать малоизвестную оперу Верди, но поучаствовать в пропагандистской акции в защиту традиционных семьи и брака и против гендерной теории. Главную роль в которой играет харизматический лидер, протестантский пастор Стиффелио. Вот почему при входе вам выдают бейдж с надписью «Stiffelio in piedi. Partecipante» («Стиффелио стоя. Участник»).

Поначалу совершенно непонятно, как начнется собственно спектакль и как он будет развиваться. Ведь публику лишили удобных кресел или – в случае с театром Фарнезе – жестких сидячих мест. Вы проведете почти три часа на ногах: рекомендуются туфли на низких каблуках или же вовсе без них! Вас будут аккуратно передвигать бессловесные участники спектакля, который развернется на движущихся платформах (сценография Мауро Тинти). Платформ несколько: на одной из них в начале спит Лина, среди других тихонько пробирается возвратившийся домой Стиффелио. На одной платформе полураздетый Раффаэле предлагает Лине продолжать их связь, и на другой, через некоторое время, отец Лины граф Станкар его убивает.

По ходу дела выяснится, что не «все спокойно в датском королевстве», и что елейные участники акции под предводительством Стиффелио вовсе не чужды желаниям и мучениям прочих людей: давшие обет воздержания или просто сторонники вековой философии семьи робко переглядываются, касаются друг друга руками, обнимаются. Среди них легко угадывается гомосексуальная пара; молодые люди, по-видимому, искренне влюблены друг в друг друга. Вековая философия приговаривает к несчастному существованию Лину, которой с детства вбили в голову, что она «девочка», что ей положена розовая кроватка, что ей обязательно вступить в брак и сохранять верность мужу до конца своих дней. А муж предпочитает проповедническую миссию, в то время как молодую женщину обуревают сильные чувства и инстинкты.

Публике в «Стиффелио» Вика разрешено все: выбрать, толкая участников этого необыкновенного приключения, место, с которого наблюдать за происходящим, касаться исполнителей, фотографировать. Скачав мобильное приложение, можно следить за оперой при помощи чтения либретто. Сколько из нас мечтают побывать «внутри» оперы? Тому, кто сорвал удачу и пришел на пармского «Стиффелио», это удалось. Побывать «внутри» оперы – значит также быть ослепленным прожекторами, залезть под движущуюся платформу, увидеть напряженные вены на шее певцов и порой даже капли слюны. Грэм Вик ставит в театре Фарнезе спектакль, который делает Фестиваль Верди, часто подозрительно походящий на обычный оперный сезон, достойным имени фестиваля, спектакль в высшей степени современный и оригинальный.

В театре Фарнезе был задействован поразительный состав певцов, идеальным образом соответсвующий персонажам с вокальной и актерской точек зрения. Лучано Ганчи, наделенный голосом горячим, звонким, ярким драматическим даром, явил Стиффелио во всей сложности духовной жизни и накаленности внутренних борений. Тенор показал себя еще и своеобразным атлетом, с ловкостью перебираясь с одной мобильной платформы на другую.

Франческо Ландольфи в роли отца Лины графа Станкара, возможно, поразил и завоевал зрителя-слушателя еще больше: голос, идеально выровненный на всем диапазоне, ласкающий слух округлостью и не слишком часто встречающимся благородным оттенком. Ландольфи с невероятным накалом интерпретировал роль авторитарного отца, который, во имя идеи традиционного брака и его сохранения любой ценой, не останавливается перед убийством молодого любовника. Нож в его руках, касающийся шеи бедного Раффаэле, вызывал ощущение неподдельного ужаса.

Столько великолепных мужчин (включая звонкоголосого, привлекательного и раскованного на сцене Джованни Сава в роли Раффаэле), похоже, «перепела» и «переиграла» женщина, сопрано из Мексики Мария Катсарава. Артистка, которую никак нельзя было назвать красивой или хотя бы привлекательной на сцене, заразила поразительной естественностью существования в роли неверной и раскаявшейся супруги пастора. Ее крепкий голос, настоящее драматическое сопрано, отличающееся темной окраской, и поразительная интенсивность интерпретации, заставили забыть о посетившей вначале мысли, что на роль Лины можно было бы найти певицу с соответствующей персонажу phisique du role.

В самом лучшем свете показали себя исполнители маленьких ролей: Эмануэле Кордаро (Йорг), Благой Накоски (Федерико), Чечилия Бернини (Доротея).

Гийермо Гарсиа Кальво во главе оркестра Болонского театра Комунале явил подлинные чудеса дирижерского искусства, сумев собрать воедино музыкантов, солистов, «разбросанных» по театру Фарнезе, и артистов хора, которые пели в виде компактной группы, но некоторые из них, по воле Вика, свободно раcхаживали среди публики. Блестящей следует признать и работу хормейстера Андреа Файдутти.

Теперь вы знаете, кто такой Стиффелио. И, благодаря Грэму Вику, не забудете его никогда.

Автор фото: Роберто Риччи (Roberto Ricci)

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 57