Джойс Дидонато погрузилась в московский хаос в поисках мира

Джойс Дидонато представила в Москве проект «In War&Peace: Harmony trough music». Площадкой для вдохновляющего философско-музыкально-перформативного дискурса стал Концертный зал «Зарядье».

 

 

фото Анны Моляновой

Данный концерт — не просто академическое исполнение барочной музыки и затесавшегося в программу Арво Пярта. Это ещё и театрализованное представление. Точнее, всё-таки концерт, но с элементами театральности. Зал погружён в темноту, на сцене уровень освещения не сильно превышает минимальный необходимый музыкантам уровень. Присутствует дым, как обязательный выразитель нагнетания «зрелищности». Пока зрители, подгоняемые взволнованным молодым человеком в свитере, рассаживаются по своим местам, «по-боевому» раскрашенная «виновница» вечера восседает на сцене на своеобразном «троне». На каждом кресле зрителя ждёт конверт с собственноручно написанным и типографским путём размноженным посланием Дидонато. Она делится там с теми, кто пожалел деньги на буклет, концепцией программы: если коротко, то гармонии в мире можно достичь с помощью музыки. В кульминации эссе вопрос: «когда вас окружает хаос, где вы находите для себя мир?». Зрители могут ответить на него в фойе, написав ответ на специально приготовленных листочках.

Помимо певицы на сцене на протяжении всего концерта присутствует танцор (Мануэль Палаццо). Он совершает либо «перформативные» действия (изображение суицида), либо обычные танцевальные. Певица и перформер активно взаимодействуют друг с другом, выражая «дуэт» двух искусств. Помимо этого, на заднюю стену концертного зала проецировались плохо «считываемые» изображения. Чёрно-белые и ярко-красные (вероятно, изображающие войну), или же какие-нибудь сентиментально падающие лепестки цветов. В одном из номеров к ним подключаются дирижёр (Максим Емельянычев) и скрипачка (Миако Кляйн): оба превращаются в духовиков-виртуозов и с помощью звуков флейт потрясающе передают пение барочных птиц.

Я не знаю, искренна ли Джойс Дидонато в своих мыслях о том, что музыка может спасти мир от войны. Она прекрасная певица и даже в консервативной концертной обстановке отлично бы спела, прекрасно бы выглядела и произвела бы на публику самые лучшие впечатления. Концепция перформанса лично мне кажется слегка наивной, а «подгонка» под неё некоторых арий из программы — надуманной. Но, с другой стороны, благодаря этой необычной подаче, в зале создаётся уникальная атмосфера, выгодно отличающая этот концерт от всех остальных. Зритель лучше «втягивается» в происходящее и глубже погружается в саму музыку: все эти «эффекты» работают не на отвлечение слушателя от «главного», а прямо противоположным образом.

фото Анны Моляновой

Программа концерта была почти целиком барочной. Голос Джойс Дидонато — лирико-колоратурное меццо-сопрано — идеально подходит для музыки именно этой эпохи. Звучали арии из опер Георга Фридриха Генделя, Леонардо Лео, Генри Пёрселла, а также произведения Эмилио Кавальери, Карло Джезуальдо Да Веноза, Арво Пярта (он, конечно, наш современник, но его «Da pacem, Domine» стилистически идеально вписывается в программу). На «бис» была исполнена песня Рихарда Штрауса «Morgen» («Завтра») — более чем достойное завершение для заложенной в программе концепции.

Хотелось бы напомнить читателям, что на барочной оперной сцене властвовали кастраты. Их великолепные «отобранные» у природы данные дали плодородную почву для развития виртуозной вокальной музыки. Чем больше в них трелей, пассажей, форшлагов, высоких и низких нот, тем лучше. На пике развития виртуозной музыки некоторая часть публики начала роптать на «чрезмерность» и «пустоту» неумеренного количества украшений, и композиторы стали добавлять в свои оперы медленные лирические арии, где от певцов требовалось показать эмоциональную наполненность тягучих кантилен. Аналогичные законы действовали и в музыке, предназначавшейся для женских голосов.

Дидонато прекрасно справляется с обоими типами арий. У неё отлично распределено дыхание на длинные фразы, она обладает способностью исполнять ровное legato, фразировка у неё грамотно продумана, а также есть удивительная способность так «собирать» внутреннюю структуру медленной музыки, что слушатель не успевает заскучать. В виртуозных ариях она демонстрирует блестящую технику. Все сложнейшие пассажи пропеваются ею легко. Staccato уверенное, хотя звучит несколько «крупнее», чем у «чистых» колоратурных голосов, скачки, особенно восходящие, исполнены безукоризненно. Переходы между регистрами ровные, за исключением специально выбранных мест: иногда певица, стремясь к большей выразительности в передаче заложенного в музыке аффекта, наращивает звучность до королевского forte на высоких нотах, или максимально «открывает» звук в низком регистре. При этом сам тембр её голоса вряд ли можно назвать чересчур уникальным. В моих «гастрономических» ассоциациях он почему-то заставил думать о пастиле. Но изумительная техника, впечатляющая выразительность и чудесное обаяние оправдывают позиции Дидонато в ряду лучших оперных певиц современности.

фото Анны Моляновой

Больших «музыкальных друзей» она нашла, думается мне, в лице Максима Емельянычева и музыкантов из его оркестра Il Pomo d’oro («Золотое яблоко», оно же — «помидор»). Молодой гений из Нижнего Новгорода сыграл роль «Генделя». В эпоху барокко, когда оркестры были совсем небольшими, а партитура фиксировалась не полностью, потребности в дирижёрах не существовало. Музыкантами «управлял» тот же человек, что играл на клавесине, делая знаки свободной рукой, головой или глазами (он же часто был и автором исполняемой музыки). Максим справляется со всеми своими задачами великолепно. С певицей у него полное взаимопонимание, а оркестр под его управлением играет так волшебно, будто в зале лично присутствуют Гендель, Пёрселл и, особенно, Джезуальдо.

И всё же, я убеждён, что, когда «большие дяди» захотят поиграть человеческими жизнями в очередной войне, музыка будет бессильна, а музыкантов, если это не видные артисты с «положением», не спросят их мнение обо всём происходящем. Во время войны действуют совсем иные законы, не считающиеся с ценностями общечеловеческой культуры. И солнце, до сих пор исправно рассеивающее мрак каждое утро, как в песне Штрауса, рано или поздно перестанет светить вовсе. Но пока этого не произошло, советую всем как следует любить музыку и почаще слушать таких певиц, как Джойс Дидонато. И Мир в Хаосе, на мой взгляд, искать не надо. Надо учиться ориентироваться в Хаосе, а Мир искать внутри себя. И тогда музыка может помочь. Мир вам.

 

 

Фото предоставлены Пресс-службой

Московского концертного зала «Зарядье»

 

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 126