Дэвид Холберг

(р. 1982)

Большой театр – «святая святых» русского искусства. И хотя иностранцы в качестве приглашенных солистов, режиссеров и балетмейстеров в нем ныне не редкость, представить себе американца в качестве премьера достаточно сложно. Мы расскажем о Дэвиде Холберге – американском танцовщике, ставшем премьером Большого театра.

Родина Дэвида – Рэпид-Сити, маленький городок в Южной Дакоте. Семья не имела отношения к искусству: мать была менеджером медицинского заведения, отец – риелтором, и они никогда не стремились приобщить сына к искусству, он сам увлекся танцем. Правда, поначалу Дэвид Холберг не помышлял о классическом балете – он занимался степом с десятилетнего возраста. Все изменилось, когда семья переехала в город Феникс, расположенный в Аризоне, и тринадцатилетний Дэвид впервые увидел балетный спектакль. Теперь классический балет завладел его воображением, и Холберг стал учеником Балетной школы Аризоны, где наставником его был Ки Юан Хан, выступавший прежде в составе Бостонского балета. Искусство классического балета очень требовательно, считается, что в тринадцать лет уже поздно начинать обучение – но Дэвид упорно шел к поставленной цели, упражняясь ежедневно до десяти часов вечера, и добился немалых успехов.

После четырех лет учебы в Аризоне Холберг решил продолжить обучение в Европе, и встал вопрос о выборе заведения. Примечательно, что он тогда задумывался об одной из «цитаделей» русского балета – Академии им. А.Я.Вагановой, но все же рекламный ролик школы Гранд Опера произвел на юношу более сильное впечатление, и Дэвид отправился в Париж. Во французской столице у него были прекрасные педагоги – Жак Намон, Клод Бесси, Жильбер Мейер, но со стороны учеников он ощущал неприязненное отношение (по мнению Холберга, это было связано с его американским происхождением) – вероятно, именно по этой причине в Париже он провел всего один год. Но за этот год он успел научиться многому, прежде всего – чистоте танца, которой в школе Гранд опера уделяется большое внимание (и это Холберг считает главным ее достоинством).

Покинув Францию, Дэвид Холберг вернулся на родину и связал свою творческую жизнь с труппой, в которой мечтал работать – Американским театром балета, и после года обучения в студии он был принят в труппу в качестве артиста кордебалета. По прошествии четырех лет он стал солистом, а по прошествии года – премьером. В репертуар танцовщика вошли партии из произведений Джорджа Баланчина, Иржи Килиана, Уильяма Форсайта, Фредерика Аштона. Некоторые партии были созданы специально для него – например, партия Жениха Ольги в балете Сергея Сергеевича Прокофьева «На Днепре» в постановке Алексея Ратманского. Но исполнял он и классику – Альберт в «Жизели», Джеймс в «Сильфиде».

Деятельность танцовщика не ограничивалась Американским театром балета. Как приглашенный солист выступал он в составе труппы Национальной оперы Украины, Вашингтонского балета, Шведского королевского балета, Австралийского балета, а в сезоне 2009-2010 гг. выступал в проекте «Короли танца-2». В рамках этого проекта, организованного Сергеем Даниляном, танцовщик исполнил «Танец блаженных теней» на музыку Кристофа Виллибальда Глюка. Этот номер примечателен тем, что Фредерик Аштон создал его для Энтони Дауэлла, и никто другой его не исполнял – Дауэлл сам передал его Холбергу.

Новый этап творческого пути Давида Холберга связан с Большим театром. Приглашение в главный музыкальный театр России он получил от Сергея Юрьевича Филина. Для Холберга это было неожиданностью: о работе в России он не помышлял, Большой театр – «слишком русский», по словам танцовщика – казался ему недоступным. Он советовался с Алексеем Ратманским, и тот порекомендовал ему принять предложение: «Такое бывает один раз в карьере», – сказал балетмейстер, и в конечном итоге Холберг понял, что это именно то, чего он хотел бы. В 2011 г. он стал премьером Большого театра. Репетировал он под руководством Александра Николаевича Ветрова. Танцовщик убежден, что работа в Большом театре обогатила его в профессиональном плане – он обрел «широту движений».

В России американский танцовщик исполнил немало партий – Базиль в «Дон-Кихоте», Альберт, принц Зигфрид, Щелкунчик-принц… Роли принцев он причисляет к самым сложным: «Даже если ты стоишь, поза должна говорить, что ты принц», – утверждает Холберг. И все же ему хотелось воплотить на сцене образ «не сказочного героя, а нормального человека» – такой ролью стала для Холберга заглавная партия в «Онегине» Джона Крэнко.

Исполнительская деятельность Дэвида Холберга была прервана серьезной травмой стопы, потребовалось длительное лечение. «Я буду очень по вам скучать, но я вернусь более сильным и вдохновленным!» – с такими словами обратился артист к публике посредством Интернета. И возвращение состоялось – в марте 2017 г. в США он принял участие в мировой премьере балета Ратманского «Взбитые сливки» на музыку Рихарда Штрауса, Холберг исполнил партию Принца Кофе. Публика встретила танцовщика бурными овациями, а в рецензии, помещенной в газете New York Times, говорилось о необычайной легкости, которой были отмечены все прыжки и поддержки: «Как будто он и не покидал сцену».

Все права защищены. Копирование запрещено.

 

Просмотров: 115