Премьера спектакля «Чёрт, солдат и скрипка» прогремела к 135-летию Игоря Стравинского в Концертном зале имени П. И. Чайковского. По сути, получилась обновлённая версия «Истории солдата» – «музыкальной пантомимы читаемой, играемой и танцуемой» впервые в 1918 году, а теперь, 19 мая, ещё и рисованной (художник Андрей Макаревич), анимированной (видеохудожник Ян Калнберзин), заново срежиссированной (режиссёр-постановщик Михаил Кисляров), комментированной (Владимир Познер), художественно освещённой (художник по свету Геннадий Алексеев).

Премьера спектакля «Чёрт, солдат и скрипка» прогремела к 135-летию Игоря Стравинского в Концертном зале имени П. И. Чайковского

Вероятно, чтобы отдать дань гению Стравинского, музыку его в спектакле сохранили. Дмитрий Ситковецкий соединил фрагменты разных произведений композитора, среди которых музыка из «Истории солдата», оперы «Мавра», балета «Поцелуй феи». Но для чего же среди всей этой балаганной прелести запел свою бардовскую песню Андрей Макаревич? То ли для большей реалистичности, то ли потому, что в таком амплуа его удобнее и привычнее видеть собравшейся публике? А привычное всегда приятнее и ближе. Подобное заигрывание с аудиторией не было характерно для Стравинского, он, скорее, сначала показывал свой замысел, заведомо не зная реакцию, демонстрировал свой кардинально новый для того времени музыкальный стиль без лишнего кокетства, за что публика сначала платила ему полнейшим неприятием, но в итоге – колоссальным успехом, живущим по сей день. (Вспомним всем известный провал премьеры «Весны священной» в 1913.)

Но как сам Ситковецкий остроумно заранее перекладывает все возможные недостатки постановки на одного из героев: «Если что не так, тогда считайте, что чёрт попутал!!!», так и автор этой статьи ссылается на неведомую силу.

Стихотворный текст Михаила Успенского, написанный шесть лет назад по «Сказке о беглом солдате и чёрте» из сборника Афанасьева, до сих пор остаётся актуальным и социально-обличительным. Раёшный слог заостряет некоторые шутки, своей крайней простотой доводит до саркастического абсурда вполне серьёзную тему смены ценностей в обществе.

Где шумел кудрявый клён –

Там стоит тату-салон.

На месте клуба возник

Китайский бутик.

Вместо кино

Теперь казино.

Где в лапту играли –

Продают «феррари».

А в кузнице – арт-галерея

Жены какого-то еврея.

Хотя некоторые остроты звучали угловато, а иногда пошло – вероятно, по той же, оговоренной заранее, причине.

Текст вложили в уста не профессиональных актеров-чтецов, а известных медийных личностей, ради которых собралась основная светская аудитория. Андрей Макаревич в роли Солдата оказался вполне убедителен. Его походка, манера говорить и даже петь светилась простотой русского Ваньки Кулакова.

Владимир Познер читал текст за Рассказчика, стараясь быть мудрецом и голосом за кадром, однако оказался в кадре: в роли комментатора на видеозаписи в своей привычной студии Познер зачитал предысторию спектакля. Фишка кажется вполне остроумной. Но и на сцене Солдат с Рассказчиком расположились так, будто Владимир Познер берёт интервью. А это уже выглядело наигранно, ведь в привычной для себя обстановке известный журналист чаще отрывает взгляд от шпаргалки и заглядывает с экранов прямо в глаза, а не отворачивается от зала, чтобы проговорить текст в камеру. Приём этот вызывает смешанные ощущения… Одно из них – как будто сидишь в массовке программы Владимира Познера (если она есть) на Первом канале: и приятно, и не очень. Одним словом, эксперимент…

Роль хитрого Чёрта и партию скрипки успешно исполнил автор идеи спектакля Дмитрий Ситковецкий. Играть Принцессу и фортепианную партию поручили Полине Осетинской. И то и другое вышло блестяще. Под «дудку» кларнетиста Игоря Фёдорова покорно выплясывал Солдат. А на ударных Антон Плескач отстукивал прихотливые ритмы Стравинского и обозначал саркастические и трагические моменты (как в финале).

Премьера спектакля «Чёрт, солдат и скрипка» прогремела к 135-летию Игоря Стравинского в Концертном зале имени П. И. Чайковского

Спектакль прошили отдельным хореографическим сюжетным пунктиром. Танец – важная составляющая в произведениях Игоря Стравинского. А один из первых хореографов, с которым сотрудничал композитор – Вацлав Нижинский. В премьерном спектакле «Чёрт, солдат и скрипка» чётко прослеживался стиль Нижинского, сплавленный с современным танцем. Александр Тронов (в роли Солдата) продемонстрировал необыкновенную пластичность, ловкость (запрыгивая и вытанцовывая почти на перилах лестницы), отразил характерную для музыки Стравинского лубочность, что отсылает к образу Петрушки. Кстати, Солдат в сюжете Михаила Успенского погибает, как и Петрушка, из-за легкомысленной барышни. Только вот оттуда, куда его отправил Чёрт, вернуться даже дух его уже не сможет.

Задача перед участниками и устроителями постановки стояла непростая. Переделывать спектакли – дело неблагодарное, а шутить с таким персонажем, как Чёрт, – и вовсе опасное. Однако сделали первый шаг в этот омут – и премьера состоялась, второй – и вышли сухими из воды. Как сказал Мефистофель в романе «Огненный ангел» Валерия Брюсова: «Это умение пользоваться законами природы».

 

Все права защищены. Копирование запрещено