Александр Константинович Глазунов. Струнный квартет № 1 ре мажор

Глазунов«Камерная музыка – высшая музыка! Она на первом месте среди всякой другой», – утверждал музыкальный издатель Митрофан Петрович Беляев. Его пристрастие к камерно-инструментальному жанру, которому он отдавал предпочтение перед симфонией, оперой и тем более – перед камерно-вокальными сочинениями («разными там романсами», как он говорил) было очевидно буквально с первого взгляда любому, кого он принимал в своей квартире – в гостиной стоял стол с четырьмя складными пюпитрами, предназначавшимися для струнного квартета.

Страсть Беляева к камерной музыке вообще и к струнному квартету в частности не могла не оказать влияния на Александра Константиновича Глазунова, посещавшего в юности квартетные собрания у него на квартире. Первое посещение оказалось весьма курьезным: юноша едва смог удержаться от смеха. Дело в том, что среди тех, кто музицировал у Беляева, большинство составляли не профессиональные музыканты, а любители – врачи, учителя, инженеры, чиновники. Но хотя фальшивая и неуверенная игра могла вызывать смех, Глазунов не мог не заметить, с каким искренним чувством играли эти люди: «Лучше всех играли бы любители, если бы умели играть», – иронизировал он. Впрочем, и эта сторона дела вскоре более или менее наладилась – партию первой скрипки стал исполнять Александр Фердинандович Гельбке. Будучи врачом-хирургом, он, тем не менее, был талантливым скрипачом, выступавшим в концертах Общества камерной музыки. Глазунов и сам принимал участие в музицировании у Беляева, исполняя партию виолончели – и, конечно, не мог не поучаствовать в этой деятельности как композитор. И хотя Струнный квартет № 1, созданный им в 1882 г., не был первым произведением, написанным Глазуновым, в список сочинений композитора он был включен как Op. 1.

Каким же было первое камерно-инструментальное сочинение молодого композитора? Его форму нельзя назвать абсолютно совершенной (не стоит забывать, что в пору создания этого произведения композитор был еще очень молод, а струнный квартет справедливо считается одним из наиболее сложных жанров), но, подобно Первой симфонии Глазунова, в нем присутствуют черты, которые будут отличать и последующие его произведения – в частности, многообразное претворение интонаций русской народной музыки. Крайние части ассоциируются с картиной массового народного празднества, медленная третья часть проникнута лирическим настроением, а скерцо исполнено стремительного движения. Характерные черты разных русских народно-песенных жанров воплощены в темах первой части: вступление напоминает протяжную, главная – плясовую, побочная – веснянку. Плясовые ритмы присутствуют и в финале. Весьма интересная черта Первого квартета – изложение главной партии в экспозиции в виде фугато (заключительную часть композитор задумывал в форме фуги, в конечном итоге он отказался от этой мысли, однако фугированный эпизод в четвертой части все же присутствует). Во второй части проявилось тяготение Глазунова к сфере танцевальности: скерцо строится на вальсообразном движении, а диссонирующие созвучия придают музыке особую хрупкость.

Струнный квартет № 1 ре мажор впервые прозвучал на одном из собраний у Беляева, и слухи о нем распространились быстро. Вскоре Глазунов получил записку от самого Леопольда Семеновича Ауэра, который решил включить его сочинение в репертуар своего знаменитого квартета. Одну из репетиций посетил Антон Григорьевич Рубинштейн – разумеется, Глазунов бывал на его концертных выступлениях, но встречаться с ним лично прежде не доводилось. Антон Григорьевич одобрил сочинение молодого композитора (особенно понравилась ему имитация балалаек в финале) и пришел к выводу, что его «можно сыграть в квартетном собрании». Это произошло в скором времени – публичную премьеру Первого квартета Глазунова осуществили такие известные исполнители своего времени, как скрипачи Леопольд Семенович Ауэр и Иван Христианович Пиккель, артист Иероним Андреевич Вейкман, виолончелист Александр Валерианович Вержбилович. Публика оказалась весьма солидной – среди слушателей были Николай Андреевич Римский-Корсаков, Милий Алексеевич Балакирев, Владимир Васильевич Стасов, Цезарь Антонович Кюи – и можно было ожидать, что такие слушатели будут судить очень строго. Однако сочинение молодого композитора было высоко оценено ими – премьера прошла с большим успехом. Публика вызывала автора, который был настолько смущен, что Рубинштейну пришлось вывести его на сцену за руку.

Среди слушателей, присутствовавших на публичной премьере Первого квартета, была Лидия Ивановна Шестакова – сестра Михаила Ивановича Глинки, именно тогда состоялась знакомство Глазунова с нею. С этого времени композитор посещал музыкальные вечера у нее на квартире, которую Лидия Ивановна превратила в музей своего гениального брата. При первом издании Струнного квартета № 1 Глазунов посвятил это произведение Шестаковой.

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 21