Концерт века в Московской филармонии

Борис БерезовскийВ буквальном смысле слова концерт века состоялся 19 октября 2016 года в Концертном зале им. П. И. Чайковского. Отмечали 100-летие со дня рождения великого пианиста XX века Эмиля Гилельса. В юбилейный вечер солировал Борис Березовский. Вместе с выдающимся пианистом наших дней на сцену вышел Государственный академический камерный оркестр России под управлением Алексея Уткина.

 

Аншлаг, аншлаг!

Сказать, что в этот вечер в КЗЧ был аншлаг – значит не сказать ничего. «Лишний билет в зал Чайковского есть?!» – не просто спрашивали, а выкрикивали в толпе, благородно и чинно текущей от метро «Маяковская» к дверям центрального входа в концертный зал.

На юбилейном концерте собрались не два, а целых три поколения меломанов: те, кто слышал и помнит живые концерты Эмиля Гилельса (а это почти его ровесники!); и те, кто годятся ему в дети и внуки, люди, знающие выдающегося пианиста лишь по записям; и, конечно, пришли поклонники Бориса Березовского – вот уж кто способен гарантировать аншлаг! Присутствовал в зале и художественный руководитель Московской государственной филармонии Александр Чайковский, посещающий особо значимые филармонические концерты.

Первое отделение: и легкость в пальцах необыкновенная!

В начале концерта Борис Березовский сыграл три сонаты Доменико Скарлатти – ми мажор, К 20, затем соль минор, К 43 и ре мажор, К 96. Мне доводилось слушать иных пианистов, которые прекрасно исполняют сонаты Скарлатти, но делают это так усердно и старательно, будто нарочно демонстрируют виртуозную сложность произведений. Березовский же играет так, будто ему легко! Словно у пианиста, по словам классика, «легкость в мыслях необыкновенная». Только здесь уместнее было бы сказать «легкость в пальцах». Сонаты прозвучали игриво, воздушно, волшебно. Мгновенно ложащиеся на слух с их мелодичностью и красотой, они продолжают звучать в моей голове вот уже неделю после концерта.

Потом Борис Березовский исполнил избранные трансцендентные этюды Листа. Господи, ну невозможно уже в тысячный раз повторять, что этюды эти, созданные композитором как упражнения для усовершенствования техники пианистов, а ставшие в итоге высокохудожественными творениями, запредельно сложны. Сколько исполнителей – учеников, студентов и концертирующих пианистов – лишь пытаются одолеть этот непостижимый уровень сложности. Почти непостижимый! А Березовскому – море по колено. Он опять играет так, будто ему легко.

У великих пианистов, кого мне доводилось слушать в концертах или в записи, произведение всегда исполнено подлинной драматургии, где есть начало, развитие, кульминация и логически закономерный финал. Так и у Бориса Березовского каждый из этюдов – «Мазепа», «Блуждающие огни», «Дикая охота», «Воспоминание» и «Вечерние гармонии» – прозвучал как мини-спектакль с четко выраженным характером произведения в соответствие с его названием, со сменой настроений и перепадами эмоций внутри каждого миниатюрного музыкального спектакля.

В 1840 году Ференц Лист открыл музыкальному миру феномен сольного клавирабенда, доказав, что рояль способен царить не только в камерных светских салонах, но и в больших концертных залах, приковывая к себе внимание огромной аудитории так же, как и симфонический оркестр.

Не так уж много пианистов, под пальцами которых рояль подобен оркестру – по грандиозному объему звучания и яркой палитре оттенков. Борис Березовский, безусловно, один из них. Сколько бы он ни играл – один или два часа подряд – зрителю будет интересно слушать, потому что многообразие звука у этого исполнителя безграничное…

Антракт: «Я почти ровесница Гилельса…»

В антракте зрители собрались у стендов выставки, которую сделала Московская филармония в честь юбиляра. Это уникальные фотографии, где он запечатлен рядом с признанным при жизни классиком Арамом Хачатуряном и с юным Вэном Клайберном, золотым медалистом теперь уже легендарного и исторического Первого Международного конкурса им. П. И. Чайковского, председателем жюри которого Гилельс был четырежды – в 1958, 1962, 1966 и 1970 годах. В экспозиции – старинные, пожелтевшие, еще довоенные афиши и программки концертов Гилельса, цитаты из книг о нем… Выставка – словно путешествие в ушедшую эпоху, ярким представителем которой был Эмиль Григорьевич Гилельс.

Поскольку зрители буквально толпились у стендов с фотографиями и афишами, невольно пришлось подслушать разговор двух пожилых женщин: «Я почти ровесница Гилельса, помню концерт, который он давал в Большом зале консЭрватории (именно так она и произнесла. – Л. Я.) – это было незабываемо!» Вот я и подумала: «Стану я когда-нибудь вековой старушкой. Что останется мне на старости лет? Как яркие вспышки молнии, как свет далекой звезды будут освещать и согревать мою старость воспоминания о концертах Березовского». Один билет на его незабываемый концерт я ношу с собой как талисман – всегда. Тот концерт тоже был в Большом зале консЭрватории…

Борис БерезовскийВторое отделение: хочется плакать от счастья

Второе отделение концерта открыл Государственный академический камерный оркестр России и его художественный руководитель и дирижер Алексей Уткин. Об этом коллективе профессионалы отзываются с огромным почтением, а признание среди коллег, как известно, особенно ценно.

Исполнив симфонию № 12 Мендельсона для струнных соль минор, оркестр удивил выразительными, словно бы изящно выгравированными на тонком стекле оттенками: от яркого forte до тончайшего pianissimo, от мягкого legato до острейшего staccato. Романтическую музыку с аллюзиями к барочному стилю обожаемого Мендельсоном Баха камерный коллектив преподнес с артикуляцией в хорошем смысле гипертрофированной, поэтому симфония прозвучала захватывающе интересно и с неподдельным вниманием воспринималась публикой. Так что крайне редко исполняемую в концертных программах симфонию Мендельсона не назовешь вставным номером, включенным в программу лишь ради того, чтобы пианист отдохнул, хотя нагрузка у него в тот вечер была нешуточная.

Концерт № 2 для фортепиано с оркестром фа минор написан девятнадцатилетним Шопеном, который, прекрасно осознавая цену своему таланту, уже готовился к мировой карьере. Этот концерт, фортепианная партия которого от первого до последнего такта состоит из молниеносных пассажей, подвластных лишь виртуозу, сочинение, пленяющее своей мелодической красотой, – по сути, прощание композитора с родиной. Поэтому в музыке с ажурными кружевами пассажей на все восемьдесят восемь клавиш столько неизбывной тоски и печали.

Солист Борис Березовский исполнил свою партию с филигранной точностью и, опять же, с присущей пианисту легкостью и изяществом. Оркестр под управлением Алексея Уткина, столь смело показавший в симфонии Мендельсона свои возможности в части ярких красок и тонких нюансов выразительности, в концерте Шопена, напротив, явил собой образец деликатного сопровождения солиста.

Звучит волшебная музыка юного Шопена, а меня одолевают слезы… Оттого, что вот они сейчас доиграют третью часть и… все закончится. А хочется, чтобы эта музыка длилась вечность…

Часто думаю: «Как жаль, что не услышать уже, как играли свои произведения Шопен, Лист, Скарлатти…» И как хорошо, что есть близкие по масштабу дарования этим композиторам исполнители, которые постигли суть их великих творений и подарили нам радость встречи с гениальными сочинениями.

Вообще-то, я не приветствую сравнений, но тут случай особый. Что роднит Березовского с Гилельсом? Деликатность, изысканность и утонченная нежность звука, с одной стороны, и титаническая мощь, несокрушимая внешняя и внутренняя сила – с другой. Две эти прекрасные крайности свойственны блестящим пианистам разных поколений в одинаковой мере.

После концерта: традиция продолжается

Концерт века в день рождения Эмиля Гилельса показал, что жизнь идет и меняется, а традиция великой русской фортепианной школы продолжается и передается из поколения в поколение. В прошлом учебном году Борис Вадимович Березовский вступил на новую для себя стезю преподавателя по классу фортепиано в Российской музыкальной академии им. Гнесиных. Рассказывал, что среди его учеников есть и безмерно одаренные. А если у молодых талантов, лишь начинающих свой профессиональный путь, есть такой опытный наставник, как Борис Березовский, можно быть уверенными – его ученики не подведут: традиция будет продолжаться.

Когда-то Эмиль Григорьевич Гилельс говорил: «Мой памятник – мои пластинки: меня не будет, а пластинки останутся». И словно бы выполняя заповедь великого пианиста XX века, Московская филармония делает видеозаписи концертов. Кто не побывал в зале, может посмотреть записи, качественные по звуку и изображению. Снимают с нескольких точек: прекрасно видно и лицо, и руки солиста. Главное – руки! По себе скажу, если сидеть со стороны хвоста рояля, откуда рук не видно, часть удовольствия «ампутирована». Зато можно потом насладиться просмотром на сайте филармонии. Видеозапись – это память на века.

После концерта внук Эмиля Григорьевича, Кирилл Гилельс благодарил в артистической Бориса Березовского, оркестрантов и художественного руководителя Московской филармонии. Словом, в этот вечер все было по-человечески тепло и искренне, а с профессиональной точки зрения – в высшей степени достойно. Спасибо за это каждому музыканту, вышедшему в юбилейный вечер на сцену, и, конечно, Александру Владимировичу Чайковскому. Московская филармония не случайно стала культурной Меккой столицы. Руководит ею удивительный человек, поэтому здесь к каждому концерту подходят с таким же профессиональным, внимательным и трепетным отношением, как и к 100-летнему юбилею Эмиля Гилельса.

Музыкальный тандем композитора и пианиста

Кстати, у Бориса Березовского и Александра Чайковского, который известен еще и как замечательный композитор, складывается интересный творческий тандем. В прошлом году Александр Чайковский состоял в жюри I Всероссийского фестиваля-конкурса «Музыка Земли», объединяющего фольклорную и академическую музыку, и фольклор настолько увлек композитора, что он написал специально для пианиста Березовского, руководителя этого фестиваля, концерт для фортепиано и симфонического оркестра, в состав которого включил русские народные инструменты: четыре баяна, балалайку, домру и ударные инструменты. Премьеру уникального с точки зрения состава исполнителей фортепианного концерта можно услышать совсем скоро – 4 ноября 2016 года на заключительном гала-концерте II Всероссийского фестиваля-конкурса «Музыка Земли» в Концертном зале Мариинского театра в Санкт-Петербурге. И это будет ближайшее выступление современной звезды фортепианного искусства Бориса Березовского.

 

Лилия Ященко

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 1 074