«Каменный цветок», расцветший в Мариинском театре

125-летие со дня рождения Сергея Прокофьева и 90-летний юбилей Юрия Григоровича Мариинский театр отметил возобновлением балета «Каменный цветок» по уральским сказам Павла Бажова «Малахитовая шкатулка» (либретто Миры Мендельсон-Прокофьевой и Леонида Лавровского в редакции Юрия Григоровича). Идея оказалась беспроигрышной – аншлаги на всех спектаклях!

Сцена из спектакля

«Каменный цветок» – первая работа Юрия Григоровича в качестве балетмейстера, которую он создал в 1957 году, будучи артистом балета Ленинградского государственного академического театра оперы и балета имени С. М. Кирова (ныне – Мариинского, а тогда в народе – Кировского). Помимо работы в театре Григорович вел балетную студию во Дворце культуры имени Горького и там ставил свои номера и даже сочинённый им маленький балет «Аистёнок», но «Каменный цветок» – его балетмейстерский дебют на профессиональной сцене.

Что касается Сергея Прокофьева, то у балета на его музыку было две версии (ленинградский «Каменный цветок» – это вторая). Первая называлась «Сказ о каменном цветке» и была поставлена Леонидом Лавровским в сценографии Тамары Старженецкой в Большом театре в феврале 1954 года. Прокофьев специально отдал партитуру своего «Сказа» именно Лавровскому, т. к. его вдохновил успех балета «Ромео и Джульетта» (1940) в постановке этого хореографа. Однако «Сказ» популярности «Ромео и Джульетты» не повторил, публика на него ходила плохо, и он быстро сошел с репертуара. Не спасли его даже Галина Уланова и Алексей Ермолаев (тоже солист Большого театра, партнёр Улановой) в главных ролях. Так что жизнь последнего балета Прокофьева (он так и не увидел его на сцене, т. к. умер в один день со Сталиным, 5 марта 1953 года) продолжалась и продолжается именно в «Каменном цветке» Юрия Григоровича. Балет, широко пройдя по миру, сейчас, помимо Мариинского театра, имеется в репертуаре Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко и Красноярского государственного театра оперы и балета.

У ленинградского «Каменного цветка» судьба оказалась счастливой: публика его любила, и он оставался в репертуаре театра до начала 1990-х годов. А создавал его Юрий Григорович во внерабочее время. Его сподвижниками были совсем тогда молодые Ирина Колпакова (Катерина), Алла Осипенко (Хозяйка Медной горы), Анатолий Гридин (Северьян) и Александр Грибов (Данила). И не напрасно! Благодаря «Каменному цветку» на начинающих танцовщиков обратили внимание, и начался их блистательный путь к славе. Но и сам Григорович танцевал Северьяна, и говорят, что очень удачно.

Сценографию к спектаклю создал Симон Вирсаладзе (1908–1989), служивший в то время главным художником Кировского театра. Именно с этого балета началось плодотворное сотрудничество художника и балетмейстера, которые впоследствии создали много прекрасных постановок, в том числе шедевр шедевров ХХ века «Легенду о любви». К моменту возобновления Мариинским театром «Каменного цветка» оригинальные декорации и реквизит не сохранились, поэтому сценографию по эскизам Вирсаладзе восстановил Михаил Сапожников, а костюмы – Елена Нецветаева-Долгалёва. Юрий Григорович, лично участвовавший в процессе восстановления спектакля, сказал, что в нём, по сравнению с премьерой 1957 года, есть изменения в хореографическом тексте, в музыкальной партитуре (из трехактного он стал двухактным): «Изменилось время, сегодня другие артисты, другой зритель, и в новой редакции «Каменного цветка» мне хотелось ярче представить тему любви и творчества».

Елена Евсеева (Катерина), Виталий Амелишко (Данила) и Анастасия Матвиенко (Хозяйка Медной горы)

Благодаря тому, что в Мариинской труппе много замечательных солистов, у спектакля – несколько составов. В «моём» Данилу исполнял Виталий Амелишко, рослый блондин с внешностью Сергея Есенина. Отлично технически оснащённый, Амелишко высоко и красиво прыгал, демонстрировал мастерство в дуэтном танце с Евсеевой (Катериной), в групповом танце с мужчинами-«аметистами» и в других, а также скульптурную выразительность поз.

Елена Евсеева, помимо того, что является хорошей классической балериной, прекрасно владеет стилистикой народного танца. И актёрски она была убедительна: её Катерина, немного наивная, но при этом любящая и смелая, брала за душу.

Елена Евсеева (Катерина)

Чрезвычайно удачен и ярок хореографический рисунок партии Северьяна (Александр Сергеев): здесь и гротеск, и юмор, и «говорящая» пантомима. При всей неприятности образа, эта партия неизгладимо врезается в память, недаром её танцевали самые выдающиеся артисты, в том числе, Игорь Бельский.

Александр Сергеев (Северьян)

Загадочной и потусторонней получилась Хозяйка Медной горы у Анастасии Матвиенко. Благодаря удивительной гибкости балерины её Хозяйка, завоевывая внимание Данилы, в одной из сцен обвила его, словно виноградная лоза! Да, конечно, Хозяйка Медной горы – женщина-ящерица, волшебница, обитательница другого мира, у неё другие возможности по сравнению с миром людей, в том числе физические, и всё же!.. Я не настолько погрузилась в сюжет, чтобы не разделять балерину и создаваемый ею образ, поэтому танец и пластика Матвиенко восхитили. И пальцы рук, словно лапки ящерки, и острый угол локтей, и характер движений: то ли ящерица превратилась в женщину, то ли наоборот. А когда Хозяйка Медной горы показывала Даниле свои владения – она уже королева-повелительница, но остающаяся «по-ящериному» быстрой и лёгкой.

Виталий Амелишко (Данила) и Анастасия Матвиенко (Хозяйка Медной горы)

Замечательны народные и цыганские танцы на ярмарке и сама ярмарка с каруселью у задника – бурлящая, шумящая, не обходящаяся без конфликта (когда Северьян стал перегибать палку в своих приставаниях к Катерине). И абсолютно восхитительны танцы камней-самоцветов: ноги, руки и тела артистов изображают острые грани кристаллов, а сами кристаллы – именно так растут драгоценные камни – изображены на заднике и подсвечены (художник по свету – Алексей Перевалов). Костюмы тоже прекрасны: видна «этническая принадлежность» сказки и балета, что само по себе редкость в современном мире, стремящемся стереть национальные грани (и не только в искусстве).

В Большом фойе Мариинского театра, где обычно прогуливается публика партера, бенуара и бельэтажа (хотя, конечно, ограничений нет и для зрителей с ярусов), открыта выставка, посвящённая «Каменному цветку», с фотографиями выдающихся артистов, исполнявших главные партии в прежние годы. Причём фотографии потрясающей выразительности! Но подойти к ним и рассмотреть, а тем более прочитать аннотации, было непросто: у стендов шла массовая фотосессия. Зрители считали обязательным запечатлеть себя на фоне фотографий из спектакля, но рассматривали их и читали подписи к ним буквально единицы. Фотоэпидемия XXI века? Правда, на силе и продолжительности аплодисментов она не сказалась.

 

Фотографии предоставлены пресс-службой Мариинского театра

Фотограф – Наталья Разина

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 479