Жак Оффенбах. Оперетта «Прекрасная Елена»

Если и существует в мире сила, перед которой не устоит никто и ничто – то это, несомненно, сила смеха. Именно она стала сущностью жанра оперетты, созданного Жаком Оффенбахом. В своих творениях – таких легких и веселых – композитор не щадил ни вечную немеркнущую классику, ни сильных мира сего из числа своих современников. Блестящее тому подтверждение – оперетта «Прекрасная Елена».

Взяв за основу вечный (если не сказать – избитый) сюжет из «Илидады» Гомера – похищение троянским царевичем Парисом Елены, супруги спартанского царя Менелая, ставшее причиной Троянской войны – композитор сумел превратить его в остроумную пародию и на штампы серьезной оперы, и на современную ему реальность. В либретто, написанном Людовиком Галеви и Анри Мельяком, зрители без труда могли узнать реалии, постоянно наблюдаемые ими либо в других театрах, либо за их стенами – не случайно при постановке оперетты в Вене Менелаю было придано портретное сходство с Наполеоном III, а заглавной героине – с его супругой Евгенией Монтихо, и Оффенбах против подобных узнаваемых деталей не возражал… А такой мотив, как противостояние между приверженцами традиционных ценностей и отвергающей традиции молодежью (которую в опере представляет царевич Орест), остается актуальным и даже животрепещущим в любую эпоху.

Сам композитор определил жанр своего творения как оперу-буфф. И действительно, в нем немало общего с оперой – в особенности с французской комической оперой, в которой перемежаются музыкальные номера и разговорные диалоги. Открывается произведение увертюрой, построенных на двух темах. Одна из них впоследствии красной нитью пройдет через всю оперетту, возникая то в куплетах, то в хоровой сцене. В среднем же разделе звучит лирическая мелодия, которая появится в арии Париса.

Куплеты, без которых не обходится ни одна оперетта, присутствуют в «Прекрасной Елене» в изобилии, но есть в ней и формы, «унаследованные» от оперы – арии, хоры развитые ансамблевые сцены. Так, в начале первого акта на площади у храма Юпитера звучит хор в лучших традициях «серьезной» оперы. После него особенно комично выглядит беседа жрецов Калхаса и Филокома о насущных проблемах: и гром пришлось в ремонт сдать, и о Юпитере народ забыл – только Венере и приносит жертвы… Да и как не обратиться к Венере, когда вокруг столько прекрасных женщин – царица Елена сразу же пленяет публику не только красотой, но и прекрасной арией в духе венецианской баркаролы («О Адонис, о ты, Венера»). Этой пленительной мелодии контрастируют куплеты Ореста, появившегося возле храма в компании веселых друзей и женщин легкого поведения – ритм галопа и припев «Дзинь-ля-ля!» не оставляют места для лирики. К лирической стихии возвращает ария Париса, повествующая о споре трех богинь (эта мелодия уже знакома слушателю по среднему разделу увертюры). Оставшись наедине, Парис и Елена изощряются в кокетстве, но столь забавная любовная сцена прерывается бодрым маршем («Цари идут к нам отличиться») – правда, последующие фривольные куплеты в духе канкана живописуют отнюдь не величественный образ Агамемнона и Менелая.

В начале второго акта в нежный хор девушек-прислужниц вплетаются реплики Елены – то речитативные, то распевные. Оставшись в одиночестве, царица поет прекрасную лирическую арию, обращенную к Венере. Объяснение героини с внезапно появившимся Парисом вновь прерывается приходом царей, сопровождающимся нарочито примитивным маршем. В последующей остроумной ансамблевой сцене разворачивается азартная игра в гусек (один из вариантов игры в кости). Отослав царей, Елена засыпает. Разбуженная доносящимися из-за сцены куплетами Ореста, она видит у своего ложа Париса и думает, что он снится ей. Любовный дуэт, исполненный нежной страсти, прерывается появлением Менелая. Завершается второй акт финалом в лучших традициях итальянской комической оперы.

Третий акт начинается картиной радостного оживления и разгула: веселый хор «Пляши, люби и пей вино» сменяется столь же жизнерадостным рондо Ореста. Но царям не до разгула: Венера гневается из-за изгнания Париса, нужно принести жертву! Трио Агамемнона, Менелая и Калхаса в пародийном преломлении представляет оперные героические интонации. Парис, подплывающий в лодке под видом жреца, поет с хором в манере тирольской песни. Он объявляет, что Елена должна отправиться с ним на Цитеру и принести в жертву двести баранов – только тогда Венера сменит гнев на милость. Узнав возлюбленного, царица соглашается, и тогда Парис снимает накладную бороду. Менелай в обмороке, хор весело напутствует влюбленных.

Первая постановка «Прекрасной Елены», состоявшаяся в 1864 г. в Париже, особого успеха не имела, но вскоре ее по достоинству оценили и зрители, и критики. И сегодня она остается одним из самых популярных творений Оффенбаха.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 23