Цезарь Антонович Кюи. Опера «Кот в сапогах»

Среди композиторов «Могучей кучки» Цезарь Антонович Кюи стоит особняком. Всем любителям оперы известны грандиозные исторические полотна Модеста Петровича Мусоргского и красочные оперные «сказки» Николая Андреевича Римского-Корсакова – но кто, кроме музыковедов, помнит сегодня «Анджело» или «Вильяма Ратклифа»? Широкой публике знакомы разве что романсы Кюи… Между тем, роль Кюи в жизни балакиревского кружка была велика – ведь он был не только композитором, но и замечательным музыкальным критиком, и его выступления в печати способствовали распространению кучкистских идей не в меньшей степени, чем статьи Владимира Васильевича Стасова. Он был одним из первых критиков, кто начал пропагандировать отечественную музыку в иностранных изданиях… Но есть еще одно обстоятельство, которое выделяет Кюи среди композиторов-кучкистов – и связано оно с детьми.

Никто из членов «Могучей кучки» не уделил этой части человечества столько внимания, как Кюи. Мусоргский обращался к образам детства (счастливого или не очень), однако его романс «Сиротка» или вокальный цикл «Детская» – это музыка о детях, но не для детей. «Снегурочка», «Сказка о царе Салтане» или «Золотой петушок» Римского-Корсакова, несмотря на сказочность сюжетов, тоже отнюдь не адресованы непосредственно юным слушателям. Цезарь Антонович – единственный среди кучкистов – создавал музыку для детей, причем в одном из самых сложных жанров – опере.

Задуматься о написании детских опер его сподвигло общение с Марией Станиславовной Поль – специалистом по эстетическому воспитанию, знакомство композитора с которой состоялось на отдыхе в Ялте. На созданное ею либретто Кюи пишет в 1906 г. оперу «Снежный богатырь», доступную не только детскому восприятию, но и детскому исполнению, следующее их совместное творение – «Красная шапочка» – рождается в 1911 г., а в 1912 г. Кюи создает еще одно сочинение такого рода – «Кот в сапогах».

Хотя основой оперы стала французская сказка, Цезарь Кюи в своем новом творении остался русским композитором – музыкальные критики говорили об «очаровании русских мелодий». Создавая произведение для детей, композитор писал просто, но не упрощал – музыка оперы доступна для неискушенного слуха, но отнюдь не примитивна. В опере мы услышим немало изящных, грациозных и даже остроумных мелодий и изысканных гармоний.

Премьера состоялась в Риме – в «Театре для маленьких». Это был театр марионеток, поэтому постановка была весьма необычной для оперного жанра: певцы были скрыты за сценой, а на сцене действовали и «пели» весьма большие – примерно в половину человеческого роста – куклы. Юные зрители были в восторге – спектакль представлялся пятьдесят раз, и каждый раз зал был переполнен.

Несмотря на столь успешную премьеру, дальнейшую сценическую судьбу «Кота в сапогах» нельзя назвать счастливой – опера была забыта надолго. В начале XXI столетия на нее вновь обратили внимание исполнители – например, в 2003 г. в Самаре постановкой «Кота в сапогах» ознаменовался десятилетний юбилей Детской центральной экспериментальной хоровой школы-десятилетки, спектакль удостоился наград в нескольких номинациях на фестивале «Весенняя театралия». В 2013 г. оперу поставили студенты Новосибирского музыкального колледжа в качестве выпускного спектакля.

Сценическую жизнь произведения осложняет то обстоятельство, что партитура ее утрачена – сохранился лишь клавир, поэтому те, кто обращается к «Коту в сапогах», вынуждены либо играть спектакль под фортепиано, либо создавать собственный вариант инструментовки. В 2013 г., когда к опере Кюи обратился женевский театр Grand Théâtre de Genève, создателей спектакля не удовлетворил ни один из существующих вариантов (речь шла о переложениях для небольших ансамблей). Директор театра Тобиас Рихтер обратился за помощью к русскому композитору Елене Лангер – он не терял надежды отыскать оригинальную партитуру. Лангер сделала все, что было в ее силах – обратилась к специалистам по истории русской музыки в Московской консерватории, но партитура так и не была обнаружена в отечественных музыкальных архивах. И тогда на Елену Лангер была возложена более ответственная миссия – оркестровать творение композитора-соотечественника. Задача была непростой – и не только потому, что партитура срочно нужна была театру: по словам композитора, клавир Кюи не содержал ни указаний на тембры, ни каких-либо других подсказок относительно «оркестровых идей» Кюи, поэтому Елене Лангер пришлось представить, что это ее собственная музыка – и свободно ее инструментовать. Ее труды увенчались успехом – женевская премьера «Кота в сапогах» стала значительным событием в музыкальной жизни.

Честь возвращения оперы на большую российскую сцену принадлежит Юрию Исааковичу Александрову. Этот режиссер прославился как мастер возрождения забытых опер, и его стараниями «Кот в сапогах» вошел в репертуар возглавляемого им театра «Санкт-Петербургъ Опера» в конце 2017 г.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 76