Я – призрак розы

Казалось, сама Терпсихора поцеловала участников этого балета, благословив их на триумф. В этой хореографической композиции, созданной Михаилом Фокиным для Русского сезона 1911 года, все легко, да и создавалась она балетмейстером быстро, на одном дыхании. Столь же легко «Призрак розы» («Le spectre de la rose») завоюет сердца зрителей в вечер премьеры, чтобы потом стать легендой балетного театра.

Вацлав Нижиский и Тамара Карсавина. Призрак розы. Художник Валентина Гюго. 1912 г.

«…в тот вечер на сценической площадке не было ни беготни, ни волнения. Дягилев был преисполнен нежности, – вспоминает исполнительница партии Девушки, Тамара Карсавина. И тут же приводит забавную картинку, описывая переживания художника Льва Бакста. – Один лишь Бакст метался вне себя из кулисы в кулису, держа в руках клетку с канарейкой. По его замыслу, клетка составляла деталь оформления, хотя все считали ее ненужной чепухой. Сначала он подвесил ее под окном, но был вынужден снять: через это окно появлялся Нижинский, а другое окно надо было оставить свободным для знаменитого прыжка Нижинского, когда в финале он словно улетал со сцены.

«Левушка, ради бога, –

Вы видите не полный текст статьи. Подпишитесь, чтобы увидеть материал целиком.

Я уже подписчик. Войти
Просмотров: 458