Вольфганг Рим

(р. 1952)

Вольфганга Рима ныне называют одним из самых успешных немецких академических композиторов. Его творческий потенциал был очевиден уже в детстве. В семье, в которой появился он на свет в Карлсруэ, был профессиональный музыкант – дед был дирижером духового оркестра, играл на трубе и сочинял марши. Родители музыкантами не были и отдавали предпочтение популярной легкой музыке, но в целом к искусству относились с почтением. Отец по выходным водил Вольфганга в картинную галерею, а мать знакомила его с классической литературой. Лучшими друзьями мальчика были талантливые сверстники, которым хотелось подражать. Он рисовал акварелью, а сочинять рассказы он начал еще до того, как научился писать – их записывала мама под его диктовку.

Чуть позже Рим ощутил влечение к музыке. Восьмилетний Вольфганг потратил карманные деньги на нотную тетрадь и потребовать, чтобы родители приобрели для него фортепиано – он вознамерился написать… мессу! Разумеется, осуществление столь грандиозного замысла оказалось не по плечу мальчику, который только начал осваивать искусство фортепианной игры и нотную грамоту. Но неудачи только слабых людей повергают в отчаяние – у сильной личности они взывают желание совершенствоваться. Он начал с малого, сочиняя небольшие пьесы, напоминающие те, которые учитель фортепианной игры давал ему для упражнений.

Год за годом Вольфганг изучал теорию музыки, а в шестнадцатилетнем возрасте – еще не завершив учебу в классической гимназии – поступил в родном городе в Высшую школу музыки, где стал учеником Ойгена Вельте. Здесь юный композитор встретился с подходом поистине нетрадиционным – например, при анализе сочинений Людвига ван Бетховена его наставник смотрел на них с позиций техники додекафонии – и в такой обстановке он и сам научился мыслить нетрадиционно. О широте его взглядов свидетельствует тот факт, что его кумирами становятся столь далекие друг от друга (и хронологически, и по стилю) композиторы, как Вольфганг Амадей Моцарт и Карлхайнц Штокхаузен. Моцарта Рим ценит за «любовь к игре и сумасбродству». В отличие от Моцарта, Штокхаузен был его старшим современником, что дало Риму возможность учиться у него в Кёльнской консерватории – правда, обучение оказалось недолгим: по прошествии двух месяцев Штокхаузен отказался заниматься с ним, решив, что в этом нет смысла – все равно ученик «делал все, что хотел».

Известность пришла к композитору в двадцать два года, и связано это было с премьерой его сочинения «Морфония», состоявшейся в Донауэшингене во время фестиваля. Не меньший успех выпал на долю камерной оперы «Якоб Ленц», впервые поставленной в 1977 г. в Гамбурге. Это произведение повествует о судьбе немецкого поэта, который наряду с Иоганном Вольфгангом Гёте считается основоположником литературного направления «Буря и натиск». В опере Рима Ленц предстает истинным романтическим героем – страдающим, трагически одиноким человеком, который не в ладу не только с окружающим его обществом, но и с самим собой. Эта опера уже более трех десятилетий ставится в разных театрах мира (в России ее первая постановка состоялась в 2001 г. в Санкт-Петербурге).

В последующие годы Рим создал более сотни сочинений. К его стилю нередко применяется определение «Новая простота» (впрочем, сам композитор этого определения не любит, именуя его «журналистским жаргоном»). Во второй половине ХХ столетия композиторов этого направления упрекали в «малодушном возврате к тональности», использовании консонансов, угождающих вкусам публики. «Рим берется за материал… широко опробованный и по возможности менее предосудительный», – утверждал один из музыковедов, объясняя «подозрительный успех» композитора. Рим действительно отошел от серийной техники и других приемов авангарда, но «простота» ему музыки менее всего призвана «угождать» кому-то. Связь с традициями, отвергнутыми авангардом, проявляется во многом, начиная с выбора жанров – Рим создал две симфонии, тринадцать струнных квартетов, но определяющим становится для композитора поиск такого звука, который был бы «на грани между строгостью и чувственностью». Этот «поиск звука» приводит к очень неожиданным находкам, в том числе и в области оперы. Так, в опере «Завоевание Мексики» партия Монтесумы поручена драматическому сопрано, звучание которого дополняют еще два женских голоса – высокое сопрано и альт, а баритоновую партию Кортеса дополняют четыре мужских голоса, причем два из них говорят, и два – кричат.

Вольфганг Рим называет себя «Ja-Säger» – эту немецкую идиому можно перевести как «неспособный отказывать в просьбах»: он не любит составлять тексты для буклетов, но всегда соглашается, когда его об этом просят. Литературная деятельность композитора не исчерпывается такими пояснениями к собственным произведениям – им написано немало статей и эссе на эстетические и философские темы. Многие высказывания, встречающиеся в его работах, могут показаться неожиданными и даже провокационными: «Проветрим, наконец, подземелье современной музыки»; «Рационализм оказался неспособным внести в мир разумный порядок».

Еще одна сторона многогранной деятельности Рима – преподавание в консерватории. Он не считает себя талантливым педагогом – по словам композитора, он беседует со студентами, помогая им понять, что они хотели бы делать в жизни.

Все права защищены. Копирование запрещено.

 

Просмотров: 23