Веселые убийцы

Праздник Нового года остался позади. Ирония судьбы сменяется злой насмешкой, ведь к концу подходят и новогодние каникулы. Касается это и кинопрограмм – типично новогодний репертуар понемногу уступает место программе менее сказочной, романтической, прагматично отдающей суровым ритмом будней. Отдалить приближение рутины становится все сложней, ведь все уже давным-давно пересмотрено, и старые-добрые советские комедии, уже не каждого в состоянии развеять. Наш сегодняшний материал посвящен двум нетривиальным фильмам, обыгрывающим новогоднюю тематику с весьма неожиданной стороны. Эти сюжеты способны поставить в тупик всех трех сестер Мойр!

 

«Возница», режиссер Виктор Шёстрём (1920 год)

Кадр из фильма «Возница»

Существует древнее поверье: человек, который последним умрет в ночь перед Новым годом, станет Возницей. Этот мрачный прислужник Госпожи Смерти, собирает жатву из человеческих душ, покидающих бренное тело на протяжении целого года, пока не уступит свое место на козлах следующему. Эта легенда – основа сюжета фильма «Возница» великого шведского режиссера Виктора Шёстрёма, который, как говорят, Бергман пересматривал каждый год. Главный герой «Возницы», Дэвид Холм, на первый вид не самый привлекательный мужчина, встречающий перемены календаря на кладбище в компании собутыльников. Именно он рассказывает им легенду о Вознице. Спустя несколько минут за ним приходит посланник от умирающей неподалеку сестры милосердия. Почему-то она именно Дэвида Холма хочет видеть у смертного одра. В следующие полтора часа мы узнаем, как так сложилось, и почему именно эти люди станут героями одной из самых увлекательных метафизических сказок о духовном обновлении в континууме.

Кадр из фильма «Возница»

«Возница» – это фильм, который является самостоятельной вехой для киноискусства. Во-первых, именно из этого фильма Кубрик взял знаменитую сцену «Сияния», в которой Джек Николсон прорубает окно к своим «домашним». Именно в «Вознице» впервые был показан «фантом», душа человека, отделившаяся от тела, и более того, призрачная повозка. Кроме того, в повествовании Шёстрём использует сложный ретроспективный механизм, разворачивая в нарративе сразу несколько свитков действия, развивающегося в настоящем, прошлом, и в некоем смежном измерении, где властвует ирреальное. Концовка фильма стала одним из главных чудес в кинематографе – катарсис в ней оправдывается волшебством, по-кинематографически неожиданным. Вывод – идеальная новогодняя легенда!

Кадр из фильма «Возница»

 

«Прощай двадцатый век», режиссеры Дарко Митревски, Александр Поповски

Кадр из фильма «Прощай двадцатый век»

Этот кинематографический артефакт родом из Македонии появился на свет в конце XX века. Сюжет пересказывать сложно – он состоит из трех связанных между собой новелл, объединяющих в себе промежуток, протяженностью в 120 лет. Все начнется преступлением на почве инцеста в начале века, продолжится миллениумной вакханалией с Дедом Морозом в главной роли, и закончится в постапокалиптическом будущем 2019 года. Но ход событий развивается помимо логики временной последовательности – и в начале фильма мы окажемся именно в клоаке уничтоженной цивилизации, от изобилия которой осталось совсем немногое. А именно – религиозные культы, немного оружия, и, судя по тому, как выглядят герои, большое количество костюмов из старых американских боевиков, вроде «Безумного Макса».

Кадр из фильма «Прощай двадцатый век»

Мы знакомимся с героем, совершим святотатственный поступок. Его приговаривают к смерти, но казнить не могут – пули не берут еретика. Молодой человек вообще-то и сам не прочь умереть, поэтому воспринимает случившееся скорее трагически. В итоге, оказывается, что для счастливого конца ему еще нужно познакомиться поближе с некоторыми интересными личностями: своей сестрой, Джокером (из комиксов), предсказателем будущего…

Кадр из фильма «Прощай двадцатый век»

Стилистика фильма отчасти отсылает к американским боевикам, отчасти к языческим культам и психоделическим вестернам, но больше, конечно, к фетишам и ритуалам современной (то есть, начиная, примерно с XVII века) культуры, которым необходимо пройти болезненное очищение смехом и пыткой. Постер фильма неспроста украшает рисованный Дед Мороз – именно доброму дедушке придется в итоге взять на себя сомнительную роль конферансье мистерии, в которую превращается любое отмечание Нового года – вне зависимости от того, обращают на это внимание празднующие, или нет.

Кадр из фильма «Прощай двадцатый век»

Македония – все-таки страна балканская, потому православная, и нам культурно близкая. Поэтому здесь будут кириллица, иконы, и вообще много чего знакомого и родственного. Для кого-то, впрочем, ближе окажутся отсылки к американским боевикам, для кого-то – к славянскому фольклору. В том и заключается суть казусов, составляющих перманентную канву инверсий постмодернистской культуры, в которой все играет со всем внутри кубика-рубика-не-в-себе. Но создатели фильма, не теряя общей шутливости и мигрируя между жанрами праздничного фарса и кислотного безумия, констатируют смерть веселья в образах, которым мы обязаны именно XX веку. В наше время к постмодернистской культуре приобщаются помимо желания, автоматически. Поэтому все мы на самом деле веселые убийцы, трикстеры, пляшущие на могилах и через могилы же прокладывающие себе дорогу в будущее, которое, в свою очередь, веселым быть обещает, только если глядеть на него со стороны. Такая вот ирония судьбы!

Кадр из фильма «Прощай двадцатый век»

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 65