Штефан Тосс

(р. 1965)

«Танец рождается из истории, которую хочется поведать», – убежден немецкий балетмейстер Штефан Тосс. И в то же время он рассматривает танец как искусство, близкое скорее музыке, нежели драматическому спектаклю. В этом диалектическом единстве противоречий рождается особый, самобытный мир хореографии Тосса.

Штефан Тосс родился в Лейпциге, который в то время относился к территории ГДР – как и Дрезден, где он в семилетнем возрасте начал приобщаться к искусству танца. Заведение, где он обучался – школа Грет Палукки – стала одной из первых в Европе хореографических школ, где преподавался «свободный танец». В то время одним из ее преподавателей был Патрисио Бунстер – чилийский хореограф, который скрывался в Германии от преследований со стороны режима Пиночета. Кроме того, на будущий стиль хореографа повлияли теория Рудольфа Лабана, которую Штефан изучал самостоятельно, и основанный на ней экспрессивный танец.

Завершив обучение, Тосс выступал в качестве танцовщика на сцене Дрезденской оперы и в Берлине, но на родине он не мог получить того, чего желает – он чувствовал, что для вдохновения необходимо увидеть мир за пределами своей страны, а в Восточной Германии такой возможности не было. И Тосс уехал в ФРГ, где и начал балетмейстерскую деятельность. Свои первые хореографические постановки он создал в Кассельском государственном театре в 1989 г., в том же году он удостоился главного приза на Международном конкурсе в Ганновере.

В последующие годы Штефан Тосс работал в основном с немецкими труппами – Штутгартским балетом, Баварским государственным балетом – и весьма успешно. В 1993 г. он был удостоен премии Мари Вигман «За особые хореографические достижения», а в 1999 г. ему была присуждена Баварская театральная премия за постановку «Сгоревшая утопия».

В 1998-2001 гг. хореограф возглавлял балетную труппу Кильского театра, в последующие пять лет – труппу Оперы Ганновера, до 2014 г. – Оперы Висбадена, два года вел деятельность независимого хореографа, а в 2016 г. стал директором балета Национального театра Мангейма. За эти годы балетмейстер создал десятки спектаклей. Среди них есть новые интерпретации шедевров прошлого – таких, как балеты Игоря Федоровича Стравинского («Свадебка», «Весна священная», «Жар-птица»), «Жизель» (за эту постановку хореограф удостоился немецкой премии «Фауст»), «Спящая красавица», но взгляд Тосса на эти произведения всегда необычен. Например, очень своеобразно трактовал он «Лебединое озеро» – и дело даже не в причудливых «спиралях», в которые сплетаются тела исполнителей, а в самом взгляде на сюжет (даже название изменено: «Между полуночью и утром – лебединое озеро»). Ротбарт у Тосса – не «злой гений», а обычный современный молодой человек, легкомысленный, но харизматичный, с которым Зигфриду нелегко конкурировать за любовь Одетты. Превращение ее в лебедя символизирует разочарование в любви – героиня пытается раствориться в этой «белизне невинности», не желая больше любить и страдать. Подчеркивая эту замкнутость и отстраненность «лебедей» (людей, разочаровавшихся в любви), балетмейстер отказывается от одного из самых узнаваемых моментов «Лебединого озера» – от рук-«крыльев», исполнители постоянно прижимают руки к груди.

Размышлениями на вечную тему – о сущности любви, возможности счастья – проникнут балет на музыку современного композитора Филипа Гласса «Тайна Синей Бороды», поставленный в 2011 г. Сюжет известной «страшной сказки» Шарля Перро получает воплощение в необычной, резкой пластике – но балетмейстер не стремится «напугать» зрителя: не кровавые сцены становятся содержанием балета, а человеческое стремление к счастью, которое можно обрести только в любви. К этому стремятся и герцог Синяя Борода, и его возлюбленная Юдит – но между ними встает прошлое, от которого не может быть свободен ни один человек. Двери, которые открывает герой перед возлюбленной – это его воспоминания, которые ей предстоит понять и принять. Последней и самой страшной тайной Синей Бороды оказывается память детства, в котором он был лишен материнской нежности… Так «страшная сказка» в интерпретации Штефана Тосса превращается в очень трогательную историю.

Таланту Тосса доступны не только страсти и глубокие размышления – среди его балетов есть и комедийные постановки с оттенком бурлеска, например, «No Cha-Cha-Cha», «Carmencita». Для многих своих постановок он сам разрабатывал декорации и костюмы.

Среди исполнительских коллективов, с которыми работал Штефан Тосс – и Нидерландский театр танца, и Les Grands Ballets Canadiens de Montréal. Для означенной труппы балетмейстер создал одно из самых философски-углубленных своих творений – «Девушка и смерть». Название отсылает к одноименному сочинению Франца Шуберта, но в балете звучит музыка и других композиторов. В причудливых движениях современного танца, граничащих с акробатикой, разворачивается «диалог» между жизнью и смертью – и это воспринимается как одно из проявлений творческого кредо Штефана Тосса: «Художественное произведение не может быть объективным, большая доля в нем должна принадлежать интуиции».

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 10