Русская Жизель

Порой смотришь на цифры и не веришь, что они реальны. 176 лет! Таков возраст одного из самых любимых и не побоюсь сказать современных балетов – «Жизель». Разве может быть такая старина современной? Может. Потому что тема любви – измены – прощения, всегда будет современна. Да еще здесь все так крепко спаяно — музыка, хореография, сюжет, сценография. И кажется, будто «Жизель» появилась на свет только вчера.

Однако премьера фантастического балета в 2-х актах  «Жизель, или Вилисы», состоялась 28 июня 1841 г. в Парижской королевской Академии музыки. Композитор Адольф Шарль Адан, балетмейстеры Жан Коралли и Жюль Перро, авторы сценария Теофиль Готье, Анри де Сен-Жорж и Жан Коралли.   Главные партии исполняли Карлотта Гризи и Люсьен Петипа.

Тамара Карсавина и Вацлав Нижинский. Жизель. 1910

Успех, сопутствовавший премьере «Жизели», ее последующая популярность были уникальными. Это не удивительно, поражает другое, французский балет, почти мгновенно стал русским. Его премьера в Большом театре Петербурга состоялась уже в 1842 году (балетмейстер Титюс в точности перенес на петербургскую сцену французский оригинал). И с тех пор «Жизель» в исполнении русских и советских артистов поражает весь мир своей чистотой, поэтичностью, драматизмом и особой задушевностью. В первую очередь благодаря исполнительницам главной партии

Балерина Тамара Карсавина, входившая в звездный список лучших русских исполнительниц Жизели, вспоминает: «На русской сцене «Жизель» была чем-то вроде священного балета, в котором запрещалось изменять хотя бы одно па».

А мы вспомним первую русскую Жизель, танцевавшую в премьерном спектакле 18 декабря 1842 года – Елену Андреянову (1819 – 1857). Дар романтической танцовщицы убедительно заявил о себе уже в этой первой большой роли Андреяновой, сразу принесшей молодой исполнительнице всеобщее признание. По отзывам современников, Андреянова,  «с высоким драматизмом проводила сцену сумасшествия в финале первого акта. В чисто танцевальном эпизоде второго акта, где Жизель становилась вилисой, Андреянова, по словам критика, «была восхитительна».

Елена Андреянова — первая русская Жизель

Поэтический образ Жизели, созданный Андреяновой, долгое время оставался примером для русских и иностранных исполнительниц

В те годы Андреянова была признанной примой петербургского балета, пользовалась она популярностью и в Москве, выступая перед москвичами и в «Жизели». Но душой московского балета на всем протяжении своей яркой карьеры оставалась Екатерина Санковская (1816 — 1878). В 1845  году Санковская впервые выступила в «Жизели», составив конкуренцию самой Андреяновой.

«… Отличительная принадлежность московской танцовщицы состоит в скромной грации, для чего необходимы мягкость, легкость движений, плавность переходов из одного движения в другое, стройное отношение каждого отдельного па к целому танцу, соразмерность различных и всегда приятных поз. Смелые порывы, сильная живость не к лицу ей: она прекрасна в танцах по преимуществу грациозных, которые мы назовем идеальными, потому что они не принадлежат какому-нибудь народу или человеку в особенности, принадлежат вообще высшему искусству и нравятся всем, у кого развито чувство истинно изящного». («Литературная газета», 1845, №1, 4 января).

Екатерина Санковская. Художник Н. Федоров

8 ноября 1862 года в партии Жизели впервые выступила юная Марфа Муравьева. Ее исполнение Жизели захватило не только поклонников балета, но и его ненавистников. К числу которых относился поэт и критик Аполлон Григорьев. Жизель – Муравьевой произвела на Григорьева неизгладимое впечатление: «… Но что сказать вам о ней?.. – Писал А. Григорьев. – В руках, ногах и во всем теле гибкость тростника и упругость стали, которая согнувшись на секунду, отпрянет с быстротой и красотой молнии… душа и жизнь в каждой черте выразительной физиономии, искренность слез и чистота девственной улыбки; страстность порывов, соединенная с изумительно усовершенствовавшейся техникой, изящнейшая отделка самых мелких па и вместе отсутствие мелочности и битья на эффект».  (Ап. Григорьев. Жизель и г-жа Муравьева. «Якорь», 1863, № 30, 28 сентября).

Год спустя Марфа Муравьева выступит в «Жизели» на родине романтического балета – в Париже. Парижская публика с восторгом отнесется к русской Жизели – Муравьевой. Следует отметить, что в Большой опере Парижа спектакль был специально возобновлен для ее гастролей. «… Сцена сумасшествия в первом действии доставляет ей каждый вечер торжество и вызовы. Г-жа Муравьева соединяет с искусством в танцах искусную мимику. Увлекши вас своею грациею, легкостью и силой своих носков, она поражает вас своим жестом и, достигая крайней степени совершенства в мимике, она вас трогает. Ее сумасшествие и смерть производят душевное волнение… Не менее удалась ей сцена с вилисами во втором действии, где она удивляет своей легкостью и грацией», — отмечалось в парижской рецензии на выступление Муравьевой в роли Жизели.

Анна Павлова

А в 1903 году на сцене Мариинского театра в «Жизели» (редакция Мариуса Петипа) впервые выступила Анна Павлова. Партия Жизели стала для балерины главной, вершинной ролью в те годы, что она исполняла ее на сцене Мариинского театра.

Анна Павлова

Ее Жизель была соткана из полутонов, трепетности, хрупкости, танцевальной эфемерности. Рецензент газеты «Биржевые ведомости» Валериан Светлов писал: «… Каждый раз, когда я вижу эту чародейку мимики, пластики и танца в положении трагической Жизели, я не могу удержаться, чтобы не сказать о ней несколько слов, ибо с каждым разом артистка эта совершенствуется и с новой властью овладевает зрительным залом. Вчера, например, не было зрителя, которого не захватили бы игра и танцы Павловой. На сцене не было Павловой: была Жизель, наивная и трогательная в своей чистой любви… И в зеленом царстве вилис не было танцовщицы, а была легкокрылая тень, воздушная и мечтательная, как эфемирида, ожившая ночью и исчезнувшая на рассвете с первыми розовыми лучами восходящего солнца…»

Анна Павлова

Свою Жизель в 1910 году представит другая прима Мариинского театра Тамара Карсавина. Вместе с Вацлавом Нижинским она выступит в «Жизели», которую Сергей Дягилев включит в программу Русских сезонов в Париже.

Тамара Карсавина

«Карсавина – большой художник и это она доказала в сцене сумасшествия Жизели… Покоряющая сила Карсавиной – в простоте, искренности, в правдивости переживаний, без малейшего штриха подчеркивания, нажима… В хороводе вилис… Карсавина – символ беззвучного стона страданий. Ее лицо, поразительно строгое, до жути спокойное и одухотворенное… Она запоминается навсегда», — писал в 1918 году рецензент газеты «Наше время».

Но по-настоящему «Жизель» вернулась на свою родину в 1924 году, когда спектакль был поставлен в «Гранд Опера, и в главной роли вновь выступала русская балерина – Ольга Спесивцева.  «Плачущим духом» назвал Аким Волынский Жизель Ольги Спесивцевой. А Юрий Слонимский писал: «Спесивцева с первого выхода Жизели готовила зрителя к катастрофе. Она любит, и это грозит ей тяжкой карой. Она борется за любовь, и этим обречена на гибель. Глаза Спесивцевой, широко раскрытые в начале первого акта, закрывались к его финалу. По сцене блуждало одинокое, сломленное потрясением существо… Во втором акте Спесивцева танцевала, полузакрыв глаза, словно не смела взглянуть на происходящее вокруг. И красота ее героини нарастала, по мере того как усиливалась борьбы Жизели за счастье, только не свое, а чужое».

 

Ольга Спесивцева

13 марта 1932 года в «Жизели» впервые танцевала юная Галина Уланова, а 18 апреля 1934 года свою Жизель показала другая ученица Агриппины ВагановойМарина Семенова.

Интересно отметить, что в 1935 году Марина Семенова танцевала «Жизель» на сцене «Гранд Опера» вместе с Сержем Лифарем, исполняющим партию Альберта. Это был уникальный случай, – выступление советской артистки за пределами родины. Однако, гастроли Семеновой сенсации не произвели, а вот некоторый казус произошел. И об этом в своих мемуарах довольно язвительно пишет Серж Лифарь: «На репетициях «Жизели» все было прекрасно. С этой сильной в техническом отношении балериной, мы отлично понимали друг друга. Дело дошло до «генеральной». И вот, к всеобщему изумлению, во время сцены сумасшествия, в момент, когда, бросившись к матери, Жизель должна была вот-вот упасть и умереть, она громко воскликнула: «Мама! Мама!» Я был в ужасе. Отвел Семенову в сторону и сказал, что на сцене нельзя сопровождать действие восклицаниями. Она ответила, что всегда так делает и неизменно имеет успех. Я возразил: «В Париже это невозможно. И,  кроме того, противоречит законам балетного искусства…» Она ничего не ответила. И мы начали второй акт, который она провела великолепно, в полном молчании, как тень.

Ольга Спесивцева

Наступил день премьеры «Жизели». У Семеновой первый акт, вплоть до сцены сумасшествия, прошел очень хорошо. Ей так аплодировали, что пришлось танцевать на «бис» знаменитую вариацию. Я с тревогой ждал, в надежде, что она прислушается к моим советам. К несчастью, она бросилась к «матери» с криком: «Мама!» Какой-то парижский мальчишка, сидевший на галерке, крикнул: «А твой папа?» Публика прыснула со смеху. Драматическая кульминация финала акта пропала. Было видно, что на сцене плечи «подруг» трясутся от смеха, а не от рыданий».

Что же до Галины Улановой, то, можно сказать, что ей сильно повезло. За несколько лет до того, как главная звезда Кремля, оставит сцену, она отправится на гастроли в Лондон. Это произойдет в 1956 году. Про эти триумфальные гастроли Большого театра написаны тонны статей и у нас, и за рубежом. И, конечно, самых высочайших похвал будет удостоена Галина Уланова, выступавшая в нескольких спектаклях театра, в том числе и в «Жизели». Прием, оказанный ее Жизели публикой, был фантастическим. Рецензенты писали, «что зал стонал, ревел, вопил». А после того, как спектакль заканчивался, наступала тишина, мертвая, звенящая, пугающая. И вдруг ее разрывала буря аплодисментов. После этих гастролей Галину Уланову назовут лучшей Жизелью в мире.

В 1960-м году Галина Уланова завершит танцевальную карьеру. И начнется ее педагогическую деятельность в качестве  балетмейстера-репетитора Большого театра. Ее первой ученицей будет Екатерина Максимова. А первой большой партией, которую Уланова и Максимова подготовят вместе станет партия Жизели. Эта роль займет особое место в репертуаре Максимовой. И еще что-то связанное с этой ролью. В жизни Максимовой произойдет страшная трагедия. Во время репетиции балета «Иван Грозный» балерина повредит спину. Травма окажется невероятно тяжелой, врачи поставят диагноз: «Вряд ли артистка сможет вообще ходить, а не то, что танцевать». Год Екатерина Максимова была прикована к кровати, но, благодаря помощи одного талантливого врача и невероятной силе воли, балерина выкарабкалась, и вернулась на сцену. Первый балет, который она танцевала на сцене Большого театра после болезни, был «Жизель». В театре собрались все, кто любил артистку, переживал за нее, конечно,  врач Максимовой. В зале и за кулисами царила взволнованная, тревожная, влюбленная атмосфера. После того, как спектакль закончился, казалось, Большой театр рухнет от грома аплодисментов и криков: «Браво!».

Русская Жизель, ее особенная, проникновенная жизнь на отечественной сцене никогда не прерывалась. Перечислю имена балерин Большого и Мариинского театров, восхищавших в разные годы зрителей: Елена Люком, Ирина Колпакова, Марина Кондратьева, Наталия Бессмертнова, Галина Мезенцева, Юлия Махалина, Ульяна Лопаткина, Виктория Терешкина, Диана Вишнева, Анна Никулина …

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 301