Родион Константинович Щедрин. «Поэтория»

ЩедринКаких только метаморфоз не претерпевал жанр концерта! Существуют концерты хоровые и инструментальные, для скрипки, фортепиано и многих других инструментов с оркестром, для голоса и даже для пишущей машинки. Мы расскажем о концерте для… поэта с оркестром. Такое необычное сочинение под названием «Поэтория», сочетающее черты концерта и оратории, создал в 1968 г. Родион Константинович Щедрин.

Подобное произведение могло родиться только в эпоху звукозаписи, без которой оно было бы обречено на очень недолгую жизнь и последующее полное забвение, поскольку в качестве солиста в нем должен был выступить определенный человек – разумеется, это далеко не первый и не последний случай в истории музыки, когда произведение создавалось в расчете на конкретного исполнителя, но в данном случае композитор предполагал именно уникальность, неповторимость. Источником вдохновения для Щедрина послужили стихи Андрея Андреевича Вознесенского в авторском чтении. Сначала композитор попытался зафиксировать в нотной записи речевые интонации поэта, но результат показался ему лишь «бледной копией» – и тогда Родион Константинович пришел к выводу, что такая декламация, которая нужна для его произведения, возможна лишь в исполнении самого поэта, которому придется участвовать в исполнении. Наряду с таким своеобразным «солистом» в произведении участвуют женский голос, хор и симфонический оркестр. Примечательно, что партия женского голоса (контральто) тоже создавалась в расчете на определенную исполнительницу, причем речь шла не о певице академического направления, а об исполнительнице русских народных и эстрадных песен – Людмиле Георгиевне Зыкиной. Исполнительский состав определил два типа музыкального «прочтения» стихов – декламацию и пение.

Для «Поэтории» композитор отобрал стихи Вознесенского, в которых воплощены вечные темы – жизнь, смерть, надежда на возрождение. В сущности, это сопоставимо с содержанием жанра пассионов – это своеобразные «светские страсти», но наряду с общечеловеческими темами в произведении присутствует тема Родины («Единственная Россия, единственная моя»), потому и потребовалось участие исполнительницы русских песен.

«Поэтория» состоит из трех частей, в каждой из которых воплощен свой круг образов. В первой части речь идет о событиях Великой Отечественной войны, во второй – о вечных нравственных ценностях, идущих из прошлого, третья часть – это взывание к совести современников, напоминание о том, что каждый человек в ответе за судьбы мира.

Хотя источником творческого замысла явилась поэтическая речь в форме декламации, она не заняла в произведении абсолютно доминирующего положения, а музыка не превратилась в фон для нее – эти два начала взаимодействуют, сопоставляются, а в некоторых моментах даже противопоставляются. Музыкальная ткань, в которой присутствуют и элементы алеаторики, и сонорные эффекты, поражает мощью – общее количество партий достигает семидесяти одной. Наряду с этими приемами, рожденными ХХ веком, в «Поэтории» присутствуют древние истоки – колокольный звон, интонации плача-причитания и молитвы.

Интонации плача звучат уже в самом начале произведения – в вокализе контральто, «вливающемся» в выдержанный звук альтовой флейты. В то же время в этой мелодии с ее ритмической свободой, опирающейся на устойчивые попевки, есть нечто от знаменного распева. Вступающий затем женский хор постепенно переходит от песенности к декламации, тем самым естественно подготавливая вступление чтеца-поэта. Музыка при этом как бы «уходит на второй план» (звучит затухающий аккорд-кластер у струнных в низком регистре, хор тихо поет с закрытым ртом), но постепенно усложняется хоровая ткань, в звучание оркестра вторгаются фанфарные обороты, связанные с образами войны. В следующем декламационном эпизоде нет приподнято-ораторских интонаций – он напоминает «внутренний монолог». В целом драматургия первой части строится на сопоставлении двух образных сфер – картины войны и созерцательное размышление.

Вторая часть начинается с монотонной речитации хора, позволяющей сосредоточиться на смысле текста, позже тот же текст читается поэтом. Центральное положение во второй части занимает голошение контральто, максимально приближенное к народному плачу («Матерь Владимирская, Матерь единственная…»), резкие «броски» из регистра в регистр подчеркивают страстность этого высказывания. Другим музыкальным символом, идущим из глубины веков, становится имитация колокольного звона.

Если в первых двух частях речь поэта подготавливалась солисткой, хором и оркестром, то третья часть начинается с нее. В стихах говорится об обычной бытовой сцене – праздновании дня рождения в ресторане, которое поэт созерцает в зеркале на потолке. В этом перевернутом отражении видится обыденная пошлость «мирка», обитатели которого не задумываются, что именно сейчас тысячи людей гибнут от голода, стихийных бедствий и взрывов бомб. Звучание оркестра живописует внешнею сторону событий (нестройный шум, отголоски танцевального движения) – и одновременно надвигающуюся катастрофу, воплощением которой звучит вторжение фанфар. Кульминацией становится страстный возглас хора, подвергаемый полифоническому развитию. Громоподобное звучание неожиданно обрывается, уступая место прозрачности флажолетов струнных. Безмятежные образы природы возникают в тихом пении хора («В час осенний…»), а в речи поэта звучит жажда покоя. Заканчивается «Поэтория» предельно тихим пением контральто на том же звуке, с которого она начиналась.

«Поэтория» была высоко оценена современниками – в частности, Арам Ильич Хачатурян назвал ее «сочинением довольно необычным, свежим по языку, очень эмоциональным, отмеченным яркой национальной характерностью».

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 381