Полифонический магнификат эпохи Ренессанса

 

В богослужебной практике католической церкви магнификат – песнь-славословие Богородицы – играет ключевую роль в службе Вечерни. Название песнопения происходит от первого слова песни «Magnificat [anima mea Dominum]» («Величит [душа моя Господа]»). Текст магнификата приведен в Евангелии от Луки (1:46-55). Всего в тексте 10 строк («версов»), к которым обычно присоединяется еще малое славословие («слава Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне и присно и во веки веков. Аминь»). Итого выходит 12 строк-версов:

  1. Magnificat: anima mea Dominum.
  2. Et exultavit spiritus meus: in Deo salutari meo.
  3. Quia respexit humilitatem ancillae suae: ecce enim ex hoc beatam me dicent omnes generationes.
  4. Quia fecit mihi magna, qui potens est: et sanctum nomen eius.
  5. Et misericordia eius, a progenie et progenies: timentibus eum.
  6. Fecit potentiam in brachio suo: dispersit superbos mente cordis sui.
  7. Deposuit potentes de sede: et exaltavit humiles.
  8. Esurientes implevit bonis: et divites dimisit inanes.
  9. Suscepit Israel puerum suum: recordatus misericordiae suae.
  10. Sicut locutus est ad patres nostros: Abraham, et semini eius in saecula.
  11. Gloria Patri, et Filio, et Spiritui Sancto.
  12. Sicut erat in principio, Et nunc, et semper: et in Saecula saeculorum. Amen.

Синодальный перевод:

  1. Величит душа Моя Господа,
  2. И возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем,
  3. Что призрел Он на смирение рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды;
  4. Что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его;
  5. И милость Его в роды родов к боящимся Его;
  6. Явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их;
  7. Низложил сильных с престолов, и вознес смиренных;
  8. Алчущих исполнил благ, а богатящихся отпустил ни с чем;
  9. Воспринял Израиля, отрока Своего, воспомянув милость,
  10. Как говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века.
  11. Слава Отцу и Сыну и Святому Духу
  12. И ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

Изначально кантик (песнь) Богородицы поется на одну из восьми псалмовых формул. Формула выбирается в соответствии с тем музыкальным ладом, в котором написан антифон, посвященный данному дню церковного календаря. Например, формула одноголосного григорианского распева в первом тоне выглядит так:

Композиторский магнификат в XV-XVI веке представляет собой многоголосную обработку таких григорианских формул. Всего формул, как и старинных церковных ладов, было восемь. Поэтому вскоре после появления первых одиночных полифонических магнификатов композиторы стали выпускать сборники из восьми пьес в этом жанре во всевозможных ладах. Возможно, первым такой сборник выпустил представитель бургундской школы Пьер де ла Рю (ок. 1452–1518).

Один из магнификатов ла Рю:

Все двенадцать строк редко подвергались в то время полифонической обработке. Как правило, композитор предназначал многоголосие либо только для четных, либо только для нечетных версов. При этом строки, оставшиеся без полифонии, исполнялись одноголосно в виде привычной формулы распева. Наиболее эффектным в плане исполнения вариантом была обработка только четных строк, ведь тогда магнификат заканчивался не одноголосием, а пышной полифонической фактурой.

Техника обработок кантика Богородицы варьировалась от самой простой – в гомофонной фактуре – до сложнейшей, с применением особенных приемов. Некоторые из них рассмотрим подробнее.

Обычно григорианскую формулу распева кантика композитор заимствовал и трактовал в качестве cantus firmus – стержня композиции. «Классический» вид такого магнификата можно увидеть у гения испанского Ренессанса Кристобаля де Моралеса (ок. 1500–1553). Его магнификаты издавались в XVI веке рекордное количество раз, и любой современник и последователь Моралеса знал эти сочинения доскональнейшим образом. Знаменитый Палестрина даже использовал их в качестве упражнения в композиции, приписывая к магнификатам испанского мастера дополнительные голоса.

Cantus firmus – твердый напев (то есть формула распева) – в магнификате восьмого тона Моралес располагает в верхнем голосе:

Сам Палестрина, написавший более 30 магнификатов, внес огромный вклад в данный жанр не только в художественном, но и в техническом отношении. В основном, к магнификату (как и к другим жанрам) он применял технику парафразы, в которой, в отличие от «твердого» cantus firmus, мелодия формулы распева членилась на небольшие сегменты и рассеивалась по всем голосам фактуры. Заимствовав у Моралеса традицию применять технику канона в заключительном версе магнификата, Палестрина стремился расширить спектр приемов для эффектного заключения полифонической композиции.

Например, в заключительном версе магнификата quinti toni (пятого тона) Палестрина использует ракоходный канон. Сам по себе прием ракохода – движения мелодии от конца к началу – не столь распространен в строгом стиле, тем более в форме канона. Даже в арсенале такого мастера контрапункта, как Палестрина, форма ракоходного канона встречается лишь единственный раз – в жанре магнификата.

Слушать магнификат пятого тона Палестрины:

Ракоходный канон у Палестрины – не единственный пример сложной техники в жанре магнификата. Пожалуй, одни из наиболее техничных в композиционном смысле магнификатов принадлежат итальянскому мастеру Костанцо Фесте (ок. 1490–1545). Феста служил в папской капелле, и издания его магнификатов выглядят более чем нарядно:

Пример особой канонической техники Фесты – магнификат седьмого тона. В заключительном версе этого магнификата количество голосов (постепенно возрастающее) достигает семи. Два из них участвуют в ракоходном каноне. Символика числа семь (семь голосов, седьмой тон), как утверждают исследователи, связана с Богородицей (семь скорбей Богоматери), а прием совмещения ракохода и прямого движения мелодии – со смыслом строки «И ныне, и присно, и во веки веков».

Костанцо Феста, магнификат седьмого тона

 

 

Все права защищены. Копирование запрещено.

 

Просмотров: 34