Существует легенда: когда Мария Тальони пересекала границу России, на таможне ее спросили: «Мадам, а где ваши драгоценности?» Тальони, приподняв юбки, и, показав на ноги, ответила: «Вот они».

Да, ее ноги были бриллиантовыми, а ее танец в буквальном смысле заставлял плакать от счастья. Это был даже не танец, а полет, над сценой, над землей, над миром. А еще – она была первой балериной, вставшей на пуанты.

Флора. Балет «Зефир и Флора»

Невозможно точно сказать, когда это произошло. Некоторые, исходя из изображений Тальони, утверждают, что танцовщица встала на пуанты между 1822 и 1825 годами. Поскольку в 1820-м пуанты еще неизвестны, а в 1826-м они уже зафиксированы на гравюрах, запечатлевших Тальони. Как, впрочем, неясно, произошло это случайно, поднялась в какой-нибудь позе выше, чем всегда и оказалась на самом кончике носка (пуант от французского «pointe» – острие, кончик), или явилось спланированным, придуманным вместе с ее отцом педагогом и балетмейстером Филиппо Тальони новшеством, трюком? И свершилась революция в танце, когда повсеместно стал утверждаться новый стиль в искусстве хореографии, когда все танцовщицы затанцевали на пальцах.

С именем Тальони связаны и другие особенности – ее уникальные линии, тающие в бесконечном пространстве, ее арабески с простертыми вверх руками, когда линия, проходящая от кончика пальцев до носка, казалась неизмеримой. И все это не благодаря, а вопреки, из-за недостатков в пропорциях сложения. Некрасивая, сутулая, с впалой грудью, она смогла свои недостатки превратить в достоинства, создать свой неповторимый стиль. Ее облик, как утверждают те, кто видел Тальони на сцене, не потрясал, а пленял, в ее танце нет ничего от примы, а есть что-то очень интимное, чистое, сокровенное.

В балете «Зефир и Флора». Литография А.Шалона

Основы балетного искусства Мария Тальони начала осваивать в восемь лет, а ее дебют состоялся 1 июня 1822 года в Венском театре в партии Нифмы, в балете «Прием юной нимфы при дворе Терпсихоры», поставленном ее отцом. Современники Тальони рассказывают, что она, после ежедневного урока, который давал ей отец, часто без чувств падала на пол. Таким кровавым трудом доставалось ей получасовое вечернее торжество.

Во время дебюта в «Нимфе» юная танцовщица была так взволнована, что забыла первое па, но не растерялась и начала импровизировать. Артисты были поражены, а публика так очарована танцем Тальони, что вызывала ее на поклоны восемь раз.

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти