Отдавая честь Гвидо д’Ареццо

«Упражнения и танцы Гвидо» — «опера об опере, о том, как литургия превратилась в оперу, а церковный кантор – в оперного певца».

В. Мартынов

Звучало Море в грани берегов.

Когда все вещи Мира были юны,

Слагались многопевные буруны,

В них был и гуд струны, и рёв рогов.

Был музыкою лес и каждый ров.

Цвели цветы, огромные, как луны,

Когда в сознаньи прозвучали струны.

Но звон иной был первым в ладе снов.

Повеял ветер в тростники напевно,

Чрез их отверстья ожили луга.

Так первая свирель была царевна

Ветров и воли, смывшей берега.

К. Бальмонт «Рождение музыки»

Отдавая честь Гвидо д’Ареццо

Возможно, имя монаха-бенедиктинца Гвидо д’Ареццо знакомо специалистам – музыкантам, музыковедам и исполнителям. Итальянский теоретик музыки эпохи Средневековья, живший в аббатстве Помпоза близ Феррары, изобрёл то, чем с Х по ХХ век пользовались все служители музыки – нотный стан. Но без него не было бы всей мировой музыки, которую на протяжении тысячелетий слушают люди во всех сторонах света в независимости от возраста, профессии, социального положения и интересов.

Но как рождается музыка? Откуда она приходит? Можно ли это описать? А рассказать? Представить? И если представить, то как? Рискну предположить, что вчера я увидела мировую премьеру такового действа – Московский государственный академический детский музыкальный театр имени Н.И. Сац мастерской рукой своего художественного руководителя Г. Исаакяна с большой любовью, интересом, экспериментаторски и новаторски придал опере В. Мартынова «Упражнения и танцы Гвидо» сценическое воплощение.

Передо мной развернулась история рождения музыки, её развития, увядания, но и возрождения. Это спектакль калейдоскопа ассоциаций и ухода вглубь истории. Григорианские распевы на латыни в стенах монастыря (или храма?) создают ощущение мистерии, тайны, чуда, смены эпох. И музыка сначала едва слышна, но потом она становится всё слышнее, мелодичнее и звучнее. А нотный стан – знаменитая «Гвидова» рука? Это приходит свыше, озаряя солнечным божественным светом всё вокруг.

Отдавая честь Гвидо д’Ареццо

Мы присутствуем на таинстве священнодействия, возможно даже в обиталище доктора Фауста, врачевателя душ – зелёные ростки, колбы и реторты, технические приспособления, но не только – ещё улавливаются звуки органа, церковное пение… Мы познаём жизнь благодаря нашим ощущениям, увлечённости наукой, стремлению к познанию, а трио сопрано (Вера Айзикова), меццо-сопрано (Мария Чудовская) и тенора (Сергей Петрищев) позволяет нам услышать прекрасное пение, присутствовать на вечере танцев и увидеть вместе с хором звёздное небо.

Но эпохи сменяются и изменяются, как на смену живому пению приходит микрофон, усилители звука, но божественная музыка остаётся с нами на века, как и запечатленный в этом таинстве монах-бенедектинец Гвидо д’Ареццо, зримо и безмолвно присутствовавший при рождении, жизни, угасании своего подарка людям, но всё же в ярко-золотистом свете витражей вновь рождённых прекрасных звуков.

 

Фотограф – Елена Лапина

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 75