Никколо Пиччинни

(1728-1800)

Войны в искусстве случаются, пожалуй, не реже, чем в политике. Правда, при этом не проливается кровь – но страсти бушуют нешуточные. Одно из таких противостояний – «война глюкистов и пиччиннистов», разразившаяся в Париже в XVIII столетии. Примечательно, что оба композитора, о чьем творчестве разгорелись столь ожесточенные споры среди французской публики, сами французами не являлись. Мы расскажем об одном из них – об итальянском композиторе Никколо Пиччинни.

Жизненный путь Никколо Пиччинни начинался в Бари. Семья была музыкальной – дядей Никколо с материнской стороны был оперный композитор Гаэтано Латилла, а отец Пиччини сам был музыкантом. Несмотря на это, отец был не в восторге, когда сын решил посвятить себя музыке – но покровительство епископа помогло Никколо отправиться в Неаполь, где он поступил в консерваторию. Наставниками Пиччинни в Неаполитанской консерватории были весьма известные в то время педагоги – Франческо Дуранте и Леонардо Лео. В Неаполе состоялся дебют Пиччинни в качестве оперного композитора, причем первым его творением стала опера-buffa. Премьера его оперы «Разгневанные женщины», либретто которой создал Антонио Паломба, прошла в неаполитанском театре «Фьорентино» в 1754 г. По прошествии двух лет композитор проявил себя в жанре оперы-seria, создав оперу «Зиновия», которая тоже впервые была поставлена в Неаполе.

Но подлинную славу принесла ему следующая оперная премьера, состоявшаяся в 1760 г. в Риме – это была комическая опера «Добрая дочка» (известная также под заглавием «Чеккина»). Карло Гольдони, создавший ее либретто, внес некоторые изменения в сюжет романа Сэмюэла Ричардсона «Памела», взятого за основу, и в результате получился сюжет, вполне подходящий для той «веселой драмы», какую являет собой опера Пиччинни. Главная героиня, прежде воспитывавшаяся в крестьянской семье, живет в замке маркиза, где в результате «любовного треугольника» становится объектом всеобщей ненависти: садовник Менготто переживает свою безответную влюбленность в Чеккину, ее подруга Сандрина, влюбленная в Менготто, ненавидит Чеккину как счастливую соперницу, сестру маркиза возмущают чувства простолюдинки, посмевшей мечтать о браке с ее братом. Маркиз уже готов отправить ни в чем не повинную девушку в отдаленный монастырь, но всё заканчивается благополучно: выясняется, что Чеккина – дочь барона, который оставил девочку у крестьян, отправляясь на войну, и ничто не мешает маркизу жениться на ней, Менготто же остается утешиться браком с Сандриной. Воплощая в музыке этот сюжет, композитор преобразил оперу-buffa, насытив ее музыкальный язык лирическими мелодиями. Другим новшеством стал отказ от традиционной для оперных арий формы da capo в пользу другой формы – рондо. Опера пользовалась успехом не только в Италии, но и в других странах. В частности, в России, она была поставлена в театре графа Шереметева, где партию Чеккины с блеском исполняла Прасковья Жемчугова.

«Добрая дочка», принесшая автору такой успех, была создана прямо-таки в рекордные сроки – на работу композитор потратил всего восемнадцать дней. Способность так быстро работать сделала Пиччинни весьма плодовитым композитором – он создал более ста двадцати опер. Впрочем, подобной производительностью в те времена трудно было кого-либо удивить, и первостепенное значение имело не количество – сколько опер создано, а качество – пользуются ли они успехом. Оперы Пиччинни успех имели, и не только в Италии. Не всегда его карьера развивалась так, как хотелось того композитору – например, в 1767 г. должность капельмейстера при Неаполитанском дворе, на которую претендовал Пиччинни, получил Джан Франческо де Майо – зато удача улыбнулась ему в 1776 г.: он был приглашен в Париж, где возглавил Итальянский театр и стал учителем музыки при Марии-Антуанетте.

Как складывалась композиторская карьера Пиччинни в Париже, блестяще охарактеризовал Александр Сергеевич Пушкин устами Сальери: «Пленить умел слух диких парижан». Насчет «дикости» парижской публики поэт, пожалуй, преувеличил, но бурное проявление эмоций со стороны поклонников во время оперных спектаклей действительно имело место. Но если в опере-buffa Пиччини проявил себя как новатор, то в опере-seria он в большей степени оставался консерватором – в глазах публики композитор олицетворял собой те традиции, которые «отменяла» реформа Кристофа Виллибальда Глюка (в отличие от него, при работе над операми Пиччинни никогда не пытался «забыть, что он музыкант» и полностью подчинить музыку поэзии) – этим объясняется весьма напряженная полемика, вошедшая в историю как «война глюкистов и пиччинистов». Сторонники Пиччинни видели в глюковских реформаторских операх «варварскую экстравагантность», «отсутствие благородства и утонченности».

А что же Пиччинни и Глюк? Друзьями они, конечно, не были – Глюк вообще не стремился заводить большое количество друзей – но и конфликтными их отношения назвать было нельзя: «Он очень учтив со мной, а я с ним», – говорил Глюк. Единственным открытым проявлением «войны» между композиторами можно считать тот факт, что Пиччинни создал оперу «Ифигения в Тавриде» вскоре после одноименного творения Глюка. Эту «битву» итальянец проиграл: его «Ифигения» не пользовалась таким успехом, как глюковская. Зато имела успех «Дидона» Пиччинни, во многом опирающаяся на принципы глюковской реформы.

Композитор умер в 1800 г. в Пасси близ Парижа. Говорить о чьей-либо победе в «войне глюкистов и пиччиннистов» по прошествии двух с лишним веков, пожалуй, неуместно: развитие оперного жанра пошло по пути, указанному Глюком, но и сегодня оперы Пиччинни ставятся в театрах. Его имя носят консерватория и театр в Бари.

Все права защищены. Копирование запрещено.

 

Просмотров: 115