Мортон Фельдман

(1926-1987)

Ниспровержение всего старого и отжившего, разрушение самых основ традиции с целью построения чего-то нового даже не «на развалинах» ее, а с нуля – под такими лозунгами прошел ХХ век в искусстве. Мы расскажем об одном из самых радикальных новаторов – об американском композиторе Мортоне Фельдмане.

Родина Фельдмана – Нью-Йорк, родителями его были еврейские эмигранты из Российской империи (отец – из Переяслава, мать – из Бобруйска). Они владели текстильными магазинами и прачечными, Мортону было предначертано продолжать семейный бизнес – и он некоторое время занимался этим, однако семья не препятствовала ему в получении музыкального образования. Музыкой он занимался с двенадцатилетнего возраста. Одной из его наставниц была Вера Маурина-Пресс – ученица Феруччо Бузони, пианистка, лично знакомая с Александром Николаевичем Скрябиным, выступавшая в составе фортепианного трио со своим супругом – скрипачом Михаилом Прессом и деверем – виолончелистом Иосифом Прессом. Обучаться сочинению музыки Фельдман начал у одного из наиболее радикальных композиторов-модернистов – Уоллингфорда Риггера, а с 1944 г. Мортон учился у Стефана Вольпе – ученика Антона Веберна. Под его влиянием Фельдман создавал произведения, по стилю напоминающие творения композиторов Нововенской школы – таково, например, фортепианное сочинение «Иллюзии» 1948 г.

В 1950 г. Мортон Фельдман побывал на концерте в Карнеги-холле, где исполнялась Симфония Антона Веберна. Он был потрясен этим произведением, но значение этого вечера в жизни композитора не ограничилось столь глубоким впечатлением, произведенным на него музыкой: в тот вечер он познакомился с Джоном Кейджем, и они стали друзьями. Кейдж познакомил его с художниками – представителями направления абстрактного экспрессионизма, с писателем Фрэнком О’Хара, но главное – оказалось, что у двух композиторов немало общего. К тому времени уже сложились некоторые характерные черты стиля Фельдмана – преобладание хроматики над диатоникой (последняя почти отсутствует), неожиданно возникающие паузы, форма, строящаяся на «моментах» – небольших фрагментах, чередующихся и повторяющихся с небольшими изменениями. Но он не собирался останавливаться на достигнутом, и на том пути, на который он ступил – разрушение традиций, следование собственной интуиции – его всецело поддерживал Джон Кейдж.

Фельдман стремится к созданию физически осязаемого звукового мира, открытого для импровизации – своеобразной «анонимной» музыки. Он отказывается даже от традиционной записи, предписывая исполнителям, сколько нот необходимо сыграть в определенном фрагменте, но не указывает, какие именно это должны быть ноты, оставляя их выбор на усмотрение исполнителя. Для многих современников это становилось поводом для иронии – но это не помешало Фельдману достичь признания, настолько, что в 1961 г. кинорежиссер Джек Гарфейн предложил ему написать музыку для его фильма «Что-то дикое». К сожалению, сотрудничество режиссера и композитора, едва начавшись, закончилось самым скандальным образом – недовольство Гарфейна вызвал тот факт, что в качестве музыкального фона для сцены изнасилования Фельдман использовал звучание челесты (гнев режиссера усугублялся тем, что в роли жертвы снималась его супруга).

Но если опыт в области киномузыки оказался неудачным, то во всем остальном Фельдман был весьма успешен. Отказавшись от наиболее радикальных идей, он к концу 1960-х гг. возвратился к обычной нотной записи – но это не означает, что он отказался от дальнейших творческих поисков. В 1970-1980-х гг. он создает произведения, которые становятся серьезным испытанием не только для исполнителей, но и для слушателей – в силу своей колоссальной протяженности. Например, Второй струнный квартет Фельдмана исполняется без перерыва в течение шести часов. Создавал он и миниатюры – но даже самые краткие из них звучат не меньше пяти минут. Некоторые сочинения он озаглавливал по тем инструментам, для которых они предназначались – например, «Флейта и оркестр» или «Фортепиано».

Композиторская деятельность не мешала заниматься семейным бизнесом, благодаря чему Фельдман был весьма состоятельным человеком. Немало денег он тратил на поддержку молодых талантливых музыкантов и художников. Руководство семейным бизнесом он оставил только в 1973 г., став преподавателем Университета Буффало.

В 1976 г. композитор познакомился с ирландским писателем Сэмюэлом Беккетом. Результатом их сотрудничества стала опера «Neither» для единственной исполнительницы (сопрано) с оркестром. По меркам оперного жанра и творчества самого Фельдмана звучит она очень недолго – всего пятьдесят минут. Этому писателю было посвящено последнее оркестровое сочинение Фельдмана, которое так и называлось – «Сэмюэлу Беккету». Впоследствии Беккет просил композитора написать музыку к его произведению «Cascando», но осуществить этот замысел композитор не успел – в 1987 г. он скончался от рака.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 14