Михаил Барышников: «Я пятьдесят лет работаю в театре, а люди знают меня по сериалу «Секс в большом городе»

Jessica Barrett

Михаил Барышников возвращается на сцену в спектакле о своем покойном друге Иосифе Бродском

Михаил Барышников возвращается на сцену в спектакле о своем покойном друге Иосифе Бродском. Он беседует с Джессикой Барретт о Нью-Йорке 70-х годов прошлого века, Трампе и о том, почему он все еще не может уйти от «Секса в большом городе».

За все время их дружбы, которая длилась двадцать два года, Михаил Барышников и Иосиф Бродский больше всего любили прогулки по берегам Гудзона в Нью-Йорке. «Он обожал бродить рядом с водой. Ему нравился любой пейзаж, в котором есть вода, будь то река, океан или канал, ─ вспоминает Барышников. ─ Поэтому он любил Венецию, она напоминала ему Ленинград, который тоже построен на воде».

Танцовщик и поэт, Барышников, которому сейчас шестьдесят девять лет, и Бродский, который умер в 1996 году в возрасте пятидесяти пяти лет, встретились благодаря их общему другу Мстиславу Ростроповичу. «Я переехал в Нью-Йорк, это было в сентябре 1974 года, и через несколько недель случайно встретил Иосифа, ─ вспоминает Барышников. ─ Мы оба были приглашены на обед и, познакомившись, сразу стали близкими друзьями. Иосифа выслали из Советского Союза, он жил в Анн-Арбор, штат Мичиган, где преподавал в университете. Иногда он бывал в Нью-Йорке, останавливался то здесь, то там у друзей…»

Михаил Барышников возвращается на сцену в спектакле о своем покойном друге Иосифе Бродском

Михаил Барышников в моноспектакле, основанном на стихотворениях его друга Иосифа Бродского (Getty Images)

Бродский переехал в Нью-Йорк в 1980 году, и они с Барышниковым стали «много времени проводить вместе». Они ели экзотическую еду в даунтаун, прогуливались вдоль реки и пили эспрессо в Ист-Виллидж, где Бродский чувствовал себя «как дома» из-за богемной атмосферы и близкого расположения к воде. И Барышников слушал, как Бродский читает свои стихи, на вечеринках или один на один.

«Иногда я был первым слушателем, ─ говорит Барышников (друзья называли его Миша). ─ Он говорил: «Я хочу прочитать тебе это небольшое стихотворение, мне кажется, я вполне им доволен». Это была честь для меня».

Барышников, готовясь к главной роли в новом моноспектакле, «Бродский/Барышников», вспоминает то время, когда он слушал стихи Бродского и учил их наизусть. Международный тур спектакля начался в прошлом году с Тель-Авива. Когда латвийский режиссер Алвис Херманис подошел к Барышникову с идеей спектакля, возник вопрос, как совместить их театральные взгляды. Оба признавали, что чтение русской поэзии не обязательно должно иметь сценическое воплощение.

Михаил Барышников возвращается на сцену в спектакле о своем покойном друге Иосифе Бродском

Барышников и Бродский дружили более двадцати лет до самой смерти Бродского в 1996 году (Леонид Лубяницкий)

«Поэзию трудно ставить в театре; она должна быть точной, ─ говорит Барышников. ─ Я доверился Алвису, мне нравились его работы в драматическом театре и опере. И мы взялись за этот спектакль. Это была потрясающая работа».

Выбрать любимое или наиболее важное для него стихотворение Бродского было бы невозможно. «Со временем все меняется. Ты стареешь, Иосифа с нами давно нет. Твои приоритеты меняются, ─ говорит он. ─ Все стихи сильные, от любовной лирики до стихов о нравственности и Боге. В его творчестве встречаются религиозные мотивы. Он не был религиозным, но каждый год писал рождественское стихотворение».

Стихотворения для полуторачасового спектакля танцовщик выбирал вместе с Херманисом. «Режиссер хотел взять стихи из раннего творчества Бродского – он начал писать в 16-17 лет. Поэтому мы выбрали стихи, начиная с 1956-1957 годов до гораздо более позднего периода его творчества – 1996 года».

«Его голос на записях очень западает в память, он исходит откуда-то из космоса, или из ада!»

В то время как субтитры «проплывают» по сцене, зрители слышат голос самого Бродского. «Его голос на записях очень западает в память, он исходит откуда-то из космоса, или из ада! ─ шутит танцовщик. ─ Это поэтический экскурс в прошлое и монолог с настоящим, и, я полагаю, надежды на будущее». Переводы стихов предоставил Джейми Гамбрелл, в прошлом студент Бродского.

Барышников родился в Латвии в 1948 году и учился в Академии имени Вагановой в Санкт-Петербурге. За его плечами сорокалетняя танцевальная карьера, он считается одним из величайших танцовщиков в истории. Но в спектакле «Бродский/Барышников» нет танца.

Барышников и Алла Сизова репетируют балет «Коппелия», 1970 год
(Leonard Burt/Central Press/Getty Images)

«Меня спрашивают: “Вы танцуете в спектакле?” Я не танцую. Хотя движение там присутствует. Мы с Алвисом специально разрабатывали язык тела. Использовали элементы фламенко, но в импрессионистской манере. В стихотворении о цветах мы решили использовать немного импровизационного театра кабуки».

В 70-х годах Бродский не переставал писать, Барышников быстро становился одним из самых любимых танцовщиков New York City Ballet и попутно расширял амплуа, пробуя себя в качестве актера. В 1977 году он был номинирован на премию «Оскар» за лучшую роль второго плана в фильме «Поворотный пункт».

Барышников говорит, что на улице к нему чаще подходят поклонники сериала «Секс в большом городе», чем поклонники какой-либо другой области его творчества.

Потом были другие роли в фильмах и на телевидении, но ни одна не заработала ему такой славы, как роль Александра Петровски, русского художника и увлечения Кэрри Брэдшоу в последних сериях «Секса в большом городе». Барышников смеется, когда я упоминаю об этом. Он говорит, что на улице к нему чаще подходят поклонники сериала «Секс в большом городе», чем поклонники какой-либо другой области его творчества. «Люди все еще хотят это обсуждать», ─ говорит он с недоверием.

«Ирония состоит в том, что я работал в театре в течение сорока, пятидесяти лет, а они помнят меня благодаря ТВ-шоу. Но это хорошо, и я понимаю почему… Это Америка!» Хотя он рад, что сделал это. «Я думал, это займет пару месяцев, я снимусь в паре серий, но меня попросили остаться на весь последний сезон. Было очень весело».

В дни, когда Барышников не занят в спектакле «Бродский/Барышников», жизнь для него ─ между домом в северной части Нью-Йорка, где он живет с женой Лизой Райнхарт, бывшей балериной, и Центром искусств.

Он основал Центр искусств, расположенный в западной части Манхэттэна в 2005 году, и Барышников любит называть его пристанище «для начинающих артистов, а также для людей на пике их артистической карьеры и завершающих ее». Здание они делят с Оркестром Святого Луки, и оно вмещает три театральных помещения, технически оснащенных для хореографии, музыки, театра, фильмов и изобразительных искусств.

«Играть в этом спектакле – исключительный личный опыт. Разговор с другом, которого больше нет».

«Как сказал Теннесси Уильямс, мы зависим от доброты первого встречного», –  говорит Барышников. Он волнуется, что президент Трамп может лишить его Центр государственного финансирования. «Страшно. Мы не знаем, что случится с бюджетом, но он сказал, что будет сокращать расходы на гуманитарные науки и национальный фонд. Но мы будем бороться, чтобы этого не случилось. Похоже, это определенно нас коснется. Этого не должно произойти».

Подготовка и исполнение этого спектакля – удивительное переживание для Барышникова, позволяющее окунуться в воспоминания о Бродском. «Играть в этом спектакле – исключительный личный опыт, ─ говорит он. ─ Разговор с другом, которого больше нет, и будет ли еще когда-нибудь возможность обратиться к нему и его голосу? Я никогда не буду жалеть об этом».

 

Перевод: Валентина Таратута

Источник: inews.co.uk

 

Копирование запрещено

Просмотров: 3 955