Николай Карлович Метнер. Сказки

сказки МетнераОдним из самых любимых фортепианных жанров стала для Николая Карловича Метнера разновидность фортепианной миниатюры, созданная им самим – сказка. Как отмечает Борис Асафьев, сказки Метнера не иллюстрируют какие-либо сюжеты, в них нет изобразительности – эти небольшие пьесы раскрывают те же глубокие переживания, которые выражены в крупных произведениях композитора. Нередко Метнера представляют композитором «ученым» и «сухим», но ничто не опровергает такое представление так определенно, как его сказки для фортепиано, раскрывающие целую гамму чувств.

Название «сказка», которое Метнер дает своим фортепианным миниатюрам, связано с общих характером его творчества, тяготеющего к повествовательному началу. Сказалась в этом и связь с литературой, о которой свидетельствуют заглавия таких произведений композитора, как «Дифирамбы», «Новеллы» и «Отрывки из трагедий».

Можно ли отнести сказки Метнера к числу программных произведений? Да, можно, хотя публиковались они без программных заголовков – не предавая названия огласке, композитор, тем не менее, имел их в виду и записывал в авторские экземпляры (правда, такие неофициальные заглавия имеют не все сказки). Опубликованные заголовки пьес носят жанровый характер (например, «Русская хороводная»), а не предназначенные для широкой публики названия позволяют пролить свет на круг образов, привлекавший внимание Метнера. Здесь есть и народные сказки («Золушка и Иванушка-дурачок»), и литературные шедевры («Песнь Офелии», «Лир в степи» Op. 35 № 4), и идеализированные героические образы прошлого («Бедный рыцарь» Op. 34 № 4, «Рыцарское шествие» Op. 14 № 2), и очарование народных легенд («Русская сказка» Op. 51). Некоторые пьесы снабжены в авторских экземплярах не только заглавиями, но и довольно развернутыми пояснениями. Например, относительно сказки «Угрожающие колокола» (Op. 20 № 2) композитор указывает, что это «песнь колокола, но не о колоколе».

Многие сказки Метнера имеют характер лирический и даже элегический, они перекликаются с другими фортепианными миниатюрами композитора – канцонами. Для этих пьес характерны кантиленные мелодии широкого дыхания. В качестве примера подобных сказок можно привести Op. 20 № 1 и Op. 26 № 3.

Жанровую основу других сказок составляет скерцо. Они раскрывают образный мир причудливой фантастики. Подобным пьесам присущ острый ритм в сочетании с легкой и подвижной, «полетной» фактурой. Таковы, в частности, Op. 34 № 2 и Op. 35 № 3.

Сказки драматического характера нередко связаны с образами каких-либо литературных героев, например, Op. 35 № 4, озаглавленная «Лир в степи», но это необязательно: пьеса Op. 26 № 4 тоже может быть отнесена к числу драматических, хотя композитор и не дал ей никакого заглавия.

Впрочем, выделение подобных групп по жанровому или образному признаку следует признать весьма условным. В пределах одной пьесы могут сочетаться, сменяя друг друга, повествовательность и танцевальность, речитативное начало и песенное.

Сказки для фортепиано Метнер создавал в разные периоды своего творческого пути, но большинство из них написаны в России (сказки, созданные в эмиграции, менее многочисленны и менее популярны). Пьесы объединены в небольшие циклы, содержащие разное количество сказок – от двух пьес до шести. Композитор создал десять циклов. Объединяющим началом в них может служить образный строй, например, две сказки, составляющие Op. 14, связаны с романтическими образами легендарного прошлого. Первоначально композитор планировал создать несколько пьес под общим заглавием «Офелия», но затем посвятил этой шекспировской героине лишь первую пьесу – № 1 «Песнь Офелии». В элегической песенной теме предстает не столько героиня трагедии с драматичной судьбой, сколько нежная дева из старинных легенд. Сказка № 2 – «Рыцарское шествие» – сочетает суровый архаический колорит с напряженностью чувств, а повествовательность – с драматизмом. Первая тема движется размеренно и строго, с неуклонным повторением одного звука. В среднем разделе возникает оттенок похоронного шествия. Вторая тема интенсивно развивается, постепенно драматизируясь, а в кульминации обе темы проводятся в контрапунктическом совмещении.

Особой популярностью пользуется Op. 20, тоже состоящий из двух сказок. Первую из них нередко исполнял Сергей Васильевич Рахманинов. Тема этой лирической пьесы тесно связана с русской песенностью, на развитии этой широкой мелодии строится вся пьеса. Приемы развития – постепенное развертывание, варьирование – соответствуют народно-песенной природе мелодии. Во второй пьесе («Угрожающие колокола») возникает грозный перезвон с неуклонным динамическим нарастанием.

В целом жанр сказки в творчестве Метнера демонстрирует устойчивость в большей степени, чем концерт или соната, и все же некоторые изменения с течением времени можно усмотреть. В сказках раннего периода преобладают лирические образы. В дальнейшем появляется и трагедийность, и фантастика, разрастается форма пьес. Тематизм поздних сказок сближается с русским музыкальным фольклором.

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 993