Луиджи Ноно

(1924-1990)

Ярый коммунист, ненавидевший Сталина и скептически относившийся к возможности построения социализма в реальности… Композитор, создававший произведения с революционно-освободительной тематикой – и никогда не стремившийся к доступному широким массам музыкальному языку… Это лишь часть тех парадоксов, которыми отмечен жизненный и творческий путь итальянского композитора Луиджи Ноно.

Город, в котором Ноно родился и горячо любил его всю жизнь – Венеция. Обстановка в семье располагала к тому, чтобы связать жизнь с искусством: дядя был скульптором, дед – художником и даже отец – инженер по профессии – любил музицировать. Его исполнение опер по клавирам, среди которых был и «Борис Годунов» Модеста Петровича Мусоргского, стало для Луиджи одним из самых ярких впечатлений детских лет – но не единственным: на грампластинках в доме звучали творения Рихарда Вагнера, Людвига ван Бетховена и Густава Малера. Однако особого рвения в музыкальных занятиях Луиджи не проявлял – возможно, виновата в этом была учительница фортепианной игры, заставлявшая мальчика играть скучные упражнения. В школьные годы его гораздо больше увлекала физика.

И все-таки в юности Луиджи почувствовал влечение к музыке, и после окончания гимназии обучался одновременно в двух учебных заведениях – в Падуанском университете и Венецианской консерватории. Наставником его был Джан Франческо Малипьеро – композитор настолько уважаемый и прославленный, что он мог игнорировать предписания Муссолини. Вопреки запретам, он знакомил учеников с творениями композиторов нововенской школы. Но не меньше внимания уделял он музыке и музыковедческой мысли XVI-XVII столетий – в этой области Малипьеро был крупным специалистом. Чуть позже наставником Ноно стал ученик Малипьеро – Бруно Мадерна. Его уроки совершенно не походили на традиционные академические лекции: на площадях и венецианских каналах беседовал он с учениками, прослеживая развитие элементов музыкального языка в исторической перспективе от эпохи Ренессанса до современности. Это помогло Ноно понять, что музыка ХХ столетия не противостоит музыкальным традициям предшествующих эпох, а закономерно вытекает из них. В 1948 г. Ноно вместе с Мадерной посетили курсы немецкого дирижера Германа Шерхена, а по прошествии двух лет Луиджи поступил на Дармштадские курсы новой музыки. Тогда же состоялся его композиторский дебют – таковым стало сочинение «Канонических вариаций на серию из Op. 41 Шёнберга», исполнение которого, по словам Ноно, публика встретила «неимоверным скандалом».

Другое знаменательное событие в жизни композитора произошло в 1952 г. – он вступил в Итальянскую коммунистическую партию. Как известно, Италия никогда не была социалистическим государством, и там подобный шаг не давал никаких карьерных преимуществ – так поступали только те, кто искренне был предан коммунистическим идеям. И именно таким человеком был Ноно. В деятельности партии он участвовал активно – ходил на демонстрации, встречался с рабочими. Отразились его политические воззрения и в музыкальном творчестве – например, в «Эпитафии Федерико Гарсиа Лорке» в скрытом виде присутствует цитата из «Красного знамени» – гимна итальянских коммунистов, а другое сочинение – «Победа Герники» основывается на мелодии «Интернационала» (правда, его мотивы подвергаются таким преобразованиям, что расслышать мелодию нелегко).

Одним из первых произведений Ноно, получивших широкую известность, стала кантата «Прерванная песня». Композитор использовал в ней тексты писем участников Сопротивления, приговоренных к смерти. Эта кантата стала самым совершенным творением Ноно в серийной технике, которой он придерживался в сочинениях 1950-х гг.

Идеи борьбы против социальной несправедливости присутствуют в опере «Нетерпимость», написанной в 1960 г. Это произведение, в котором использованы тексты Юлиуса Фучика, Владимира Владимировича Маяковского и Бертольда Брехта, повествует о печальной судьбе шахтера-эмигранта, измученного нищетой и пытающегося найти смысл человеческого существования. В этой опере композитор применяет современные технические средства: часть музыки записывается на пленку и во время спектакля передается посредством репродукторов, помещаемых в определенных местах зрительного зала. Еще дальше в этом направлении он пошел в «Освященной фабрике»: в музыкальную ткань включены заводские шумы, записанные на пленку. К 1960-м гг. относится и первое его электромузыкальное творение – «Приношение Эмилио Ведове», посвященное итальянскому художнику-абстракционисту.

К оперному жанру композитор обращался еще дважды. В 1975 г. рождается опера «Под жарким солнцем», повествующая о женщинах-революционерках разных эпох, а в 1984 – опера «Прометей». Лишь однажды создал он струнный квартет – в 1980 г., для Бетховенского фестиваля. Это сочинение, озаглавленное «Fragmente-Stille. An Diotima», состоит из музыкальных «островков» разделенных паузами.

В 1986 г. во время путешествия в Испанию Ноно увидел на стене монастыря надпись: «Путники, нет дорог, надо идти». Мысли, вызванные этой многозначительной фразой, получили воплощение в последнем сочинении Ноно – «Нет дорог… надо идти… Андрею Тарковскому».

Луиджи Ноно умер в 1990 г. в Венеции.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 95