Луи Андриссен

(р. 1939)

«Двадцатый век кишит изобретателями, но нашедших среди них немного», – сказал композитор и музыкальный критик Элмер Шёнбергер. К числу «нашедших», несомненно, можно отнести Луи Андриссена, которого по праву считают самым влиятельным музыкальным деятелем в Нидерландах и самым известным современным композитором-нидерландцем в мире.

Успех в профессии композитора – явление сравнительно редкое, и еще реже встречаются семьи, в которых несколько известных композиторов, но Луи Андриссен – выходец именно из такой семьи. Композиторами были его отец и дядя по отцовской линии, стали таковыми его сестра, брат и сам Луи. Он продолжил семейную традицию во всех смыслах – в Гаагской консерватории он был учеником собственного отца (другим его наставником был Кеес ван Барен), после ее окончания учился в Берлине и Милане у итальянского композитора Лючано Берио.

В начале творческого пути Луи Андриссен ориентировался на джаз и различные течения авангарда, но со временем он вырабатывает свой особый стиль. Его характерными чертами становятся необычные сочетания мелодических и ритмических средств, которые сами по себе могут выглядеть простыми и даже элементарными. Оркестровка Андриссена прозрачна, в ней отчетливо слышен каждый тембр. Традиционный симфонический оркестр его не привлекает, и произведений для такого состава у композитора очень немного. Сочетание инструментов в его сочинениях исключительно разнообразно. Например, произведение под названием «Цинковый сад» предназначено для альта и электроинструментов, «Дятел» – для ударных, Lacrimosa – для двух фаготов, а «Рабочий союз» – для… любых громких инструментов.

Композитор всегда был убежден, что нельзя ограничиваться оркестрами и струнными квартетами, что нужно как можно больше ансамблей разнообразного состава – и такие ансамбли стали возникать. Андриссен с гордостью замечает, что произошло это не без его участия – но поначалу его считали хулиганом… И иногда речь шла не о «музыкальном хулиганстве», а о самом настоящем – когда дело доходило до участия полиции. Так произошло в 1969 г. во время события, известного как «акция Щелкунчиков» – несколько десятков человек, приведенных Андриссеном на концерт известного нидерландского оркестра Консертгебау, устроили шумную акцию протеста, требуя пересмотра репертуара.

Впрочем, радикальные взгляды присущи композитору не только в области музыкального искусства. В конце семидесятых годов – на волне всеобщего увлечения «левыми» взглядами – он открыл для себя Карла Маркса. По его мнению, этот деятель – особенно в молодости – проявил литературный талант («неплохо писал»), а главное, марксизм показался ему авангардной теорией изменения мира, влияние которой еще не оценено до конца. Сам же Карл Маркс представляется ему не столько философом, сколько художником. К этому периоду относится сочинение Андриссена, получившее заглавие «Мавзолей». Как это ни парадоксально, посвящено оно политическому деятелю, который марксистом не был – Бакунину. Это не единственный случай, когда источником вдохновения для Луи Андриссена становились политические идеи – можно назвать такие произведения, как «Государство» на текст Платона, «Государь» на текст Никколо Маккиавелли, оперу «Реконструкция» о Че Геваре. Впрочем, круг тем, привлекающих внимание композитора, весьма широк – от физики атома до кораблестроения, а вот такую традиционную тему, как смерть, он не считает достойной воплощения в музыкальном искусстве – композитор обещает «первым бросить камень» в коллегу, вздумавшего создать кантату об Анне Франк.

Трудно представить, что у такого ниспровергателя традиций может быть кумир, но таковой у Луи Андриссена есть – это Игорь Федорович Стравинский. Его влияние ощущается в музыке голландского композитора, о нем Андриссен написал две книги – «Часы Аполлона» (в соавторстве с Элмером Шёнбергером) и «Украденное время». «Ранние работы гения ни в чем не уступают поздним, – говорится в одной из них. – Пусть развиваются бедняги вроде Бетховена». Впрочем, неожиданные суждения о композиторах вообще в характере Андриссена – например, Густава Малера он считает оперным композитором и недоумевает, почему он ни одной оперы не создал.

Многие явления современной музыкальной жизни вызывают у Луи Андриссена тревогу. С горечью наблюдает он, как прекращают существование небольшие ансамбли из-за отсутствия средств, как молодые композиторы выбирают инструментальный состав для своих сочинений не в соответствии с творческим замыслом, а по заказу. Композитор винит в этом политиков, чьи мысли занимает только торговля, а искусство им безразлично: «Сейчас, если вы ставите вопрос о важности роли композитора в обществе, вы уже почти коммунист», – иронизирует Андриссен. Не менее печальным кажется ему то, что современный человек в большей степени увлечен «картинкой», чем искусством звуков. И все же за будущее музыки он спокоен – ведь в этой области всегда возможны новые открытия.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 36