Георгий Васильевич Свиридов. Концерт для хора «Памяти Александра Юрлова»

СвиридовВ 1973 г. русская музыка понесла тяжелую утрату – ушел из жизни Александр Александрович Юрлов. Заслуги этого дирижера, педагога и общественного деятеля перед отечественной хоровой культурой можно перечислять бесконечно (не случайно 1960-е гг. в истории русской хоровой музыки нередко называют «эпохой Юрлова»): многолетнее руководство Республиканской хоровой капеллой (ныне этот исполнительский коллектив носит его имя), создание отделения народных хоров в Институте им. Гнесиных, написание множества статей о хоровой музыке, которые публиковались не только в узкоспециальных журналах, но и в таких изданиях, как газеты «Известия», «Вечерняя Москва» и «Бакинский рабочий», возвращение русской духовной музыки в концертный репертуар… Но, заботясь о сохранении традиций прошлого, Александр Александрович не забывал и о настоящем. Он был убежден, что у современного хора должен быть современный репертуар – и осуществил немало премьер хоровых сочинений Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, Альфреда Гарриевича Шнитке и других композиторов-современников. И было бы странно, если бы у Юрлова не сложилось плодотворное сотрудничество с композитором, который так много внимания уделял вокальной и хоровой музыке – с Георгием Васильевичем Свиридовым. Результатом этого сотрудничества становятся хоры на стихи Сергея Есенина, кантата «Курские песни» и другие шедевры.

Кончина Александра Александровича стала для Свиридова тяжелой утратой. Он почтил память дирижера Концертом для хора «Памяти Александра Юрлова». Произведение это необычно, если не сказать – таинственно: Свиридов, который всегда говорил о первостепенной роли музыки, связанной со словом, в данном случае… от поэтического слова отказывается – и это притом, что создает он хоровое сочинение, в котором наличие текста, казалось бы, подразумевается само собой. Почему Георгий Васильевич так поступил – неужели во всей сокровищнице мировой поэзии (не только русской) не нашлось подходящих стихов? Свиридов воплощал в своей музыке творения многих поэтов – от Александра Блока до Роберта Бёрнса – и если бы в данном случае он желал найти текст для хорового концерта, можно не сомневаться, что он бы это сделал, а значит, отказ от поэтического слова был сознательным решением. Может быть, композитор выразил в этой музыке нечто настолько сокровенное, личное, что словесная конкретизация казалась излишней? Возможно, но могла быть и иная причина.

Как мы уже говорили, одной из заслуг Юрлова было возрождение интереса к русской духовной музыке. Эта область хорового искусства и Свиридову была чрезвычайно близка – не случайно в одной из рецензий Концерт для хора был охарактеризован как «мучительное отпевание, идущее из самой глубины взволнованного сердца». Вероятно, самым естественным и подходящим текстом для такого сочинения стали бы слова, которые звучат в православных храмах во время отпевания – но в советское время это было невозможно (такое произведение вряд ли было бы исполнено). И все же намеки на православный чин отпевания содержатся в Концерте – в частности, как названия его частей. Заглавие первой части – «Плач» – отсылает к словам Иоанна Дамаскина: «Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть». Но одновременно возникает параллель с народными плачами-причитаниями. По традиции, фольклорные плачи всегда исполняли женщины – и в первой части Концерта композитор поручает мелодический голос альтам. Диссонирующие созвучия у мужских голосов, сопровождающих мелодию, создают впечатление неотвязной боли.

Вторую часть – «Расставание» – можно сопоставить с самыми трагическими моментами: последним целованием в храме и погребением, последнее – по народной традиции – сопровождалось женским плачем, накладывающимся на молитвенное пение священнослужителя и певчих, исполняющих песнопение «Святый Боже». Нечто подобное мы слышим во второй части Концерта Свиридова. На строгие хоровые аккорды накладывается партия солирующего сопрано, напоминающая причитание: ниспадающие интонации, волнообразная мелодия, разорванная паузами – словно пение прерывается рыданием.

Заглавие третьей части – «Хорал» – как будто не имеет ничего общего с русской традицией, ни с народной, ни с православной. Но само понятие хорала выглядит символом святости и скорби. Как и две предыдущие части, «Хорал» выдержан в медленном темпе и исполнен скорби, лишь в конце просветленно звучат мажорные аккорды.

Концерт для хора, созданный Георгием Свиридовым, стал прекрасным «музыкальным памятником» выдающемуся дирижеру, исполненным глубокого духовного смысла. По странному совпадению, композитор ушел из жизни в 1998 г. – в тот год, через четверть века после смерти, состоялось отпевание Юрлова.

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 207