Александр Константинович Глазунов. Симфония № 1 ми мажор

ГлазуновВ 1882 г. на одном из концертов Бесплатной музыкальной школы произошло событие, которое Николай Андреевич Римский-Корсаков назвал «поистине великим праздником» – под управлением Милия Алексеевича Балакирева состоялась премьера Симфонии № 1 Александра Константиновича Глазунова.

Премьера симфонии – всегда значительное событие, ведь этот жанр традиционно относят к числу наиболее сложных, и история музыки знает немало примеров, когда композиторы решались подступиться к нему лишь в зрелые годы или даже на склоне лет, приобретя немалый опыт… Но в тот день в ответ на восторги публики на сцену вышел смущенный семнадцатилетний юноша. Когда же Глазунов приступил к работе над своей Первой симфонией, ему было и того меньше – всего пятнадцать лет. Лето 1880 г. он провел в Друскениках – популярном в то время курортном местечке, расположенном недалеко от Гродно. Там жили представители многих славянских народов – русские, украинцы, белорусы, поляки. Юный композитор живо интересовался славянскими языками, осваивал их. Увлекали его и песни славянских народов, о которых он имел представление по сборникам, а теперь мог услышать непосредственно от носителей народных традиций. Подобная атмосфера располагала к размышлениям на тему, которая в ту эпоху увлекала многих представителей русской творческой интеллигенции – национально-освободительная борьба славянских народов и их содружество (можно вспомнить такие произведения, как «Сербская фантазия» Николая Андреевича Римского-Корсакова, «Чешская увертюра» Милия Алексеевича Балакирева). Именно в Друскениках возникает замысел симфонии, которую Александр Константинович первоначально планировал назвать «Славянской», здесь же была создана ее первая часть. Работу пришлось прервать с началом занятий в реальном училище, где обучался в то время Глазунов, но весной 1881 г. вернуться к работе над нею помогло… заболевание корью: не посещая занятия по болезни, композитор мог полностью сосредоточиться на сочинении музыки, и к концу апреля симфония была завершена, а летом доработана.

Хотя композитор отказался от заглавия, симфонию действительно можно назвать «славянской». В ней широко представлены интонации различных жанров русского фольклора – игровых, протяжных и хороводных песен, частушек. Звучат в симфонии и польские народные мелодии (в частности, в финале Глазунов использовал песню «Про москалей»). Если же говорить о русской песенности, то в симфонии представлены два начала, которые и в дальнейшем будут играть значимую роль в творениях Глазунова – крестьянская песня и музыкальная стихия городского романса.

В первой части – Allegro – главная партия сочетает в своем облике распевность протяжной песни и подвижность плясовой. Близость к фольклорным образцам подчеркнута свободным чередованием трезвучий в ее гармонизации. Уже в экспозиции тема получает развитие. В побочной партии, напоминающей по ритму мазурку, ощущается польский колорит. Ее славянская природа подчеркнута ладовой переменностью. Над разработочным развитием как таковым преобладает чередование эпизодов-«картин». Кульминация приходится на начало репризы.

Вторую часть – Scherzo. Allegro – справедливо причисляют к лучшим страницам симфонии. Это жанровая сценка, исполненная юмора. Основная тема – размашистая, стремительная – напоминает русскую народную песню «Пойду, пойду под Цареград», которую Балакирев использовал в увертюре «Русь». Квинтовое сопровождение подчеркивает «народный» облик темы. В среднем разделе звучит грациозная польская народная мелодия.

В третьей части – Adagio – особенно ярко проявилось воздействие мелодической стихии русского городского романса. В медленной части композитор широко использует полифонические приемы музыкального развития.

Четвертая часть – Finale. Allegro – имеет некоторые общие черты с первой, в частности, главная партия уже в экспозиции подвергается варьированию, сходными оказываются и приемы развития в разработке – она не вносит драматизма, не нарушая общего характера этого светлого произведения с его уравновешенностью чувств.

Современники встретили симфонию молодого композитора восторженно. Цезарь Антонович Кюи считал ее появление не менее значительным событием, чем премьеру Симфонии № 1 Римского-Корсакова в 1865 г.; Римский-Корсаков называл Александра Константиновича «сильным техником» и «отрадным явлением в русской музыке». Особый восторг вызывала Первая симфония у музыкального критика Владимира Васильевича Стасова. «Юный Самсон», – так именовал он начинающего композитора, утверждая, что его Первая симфония «навсегда останется в истории русской музыки памятником неувядаемой юности, вдохновения, жизни и красоты».

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 47