Георгий Васильевич Свиридов. Фортепианное трио ля минор

СвиридовИмя Георгия Васильевича Свиридова ассоциируется в первую очередь с вокальной и хоровой музыкой, широкой публике известны также его оркестровые сочинения – Музыкальные иллюстрации к повести Пушкина «Метель» и «Маленький триптих». Камерно-инструментальные произведения композитора не столь популярны, но не менее интересны. Мы расскажем об одном из них – о Фортепианном трио, созданном в 1945 г. за поразительно краткий срок – композитору потребовалось для его написания всего двенадцать дней.

Трио состоит из четырех частей, каждая из которых имеет свое заглавие: Элегия, Скерцо, Похоронный марш и Идиллия. Хотя заглавия эти не программные, а жанровые, они определенным образом конкретизируют композиторский замысел и образный строй сочинения. Особое внимание следует обратить на название первой части. Сразу вспоминаются фортепианные трио, созданные другими русскими композиторами – например, трио Петра Ильича Чайковского «Памяти великого художника», первая часть которого тоже именуется «Элегической пьесой», «Элегическое трио» Сергея Васильевича Рахманинова, созданное под впечатлением смерти Чайковского, Трио Антона Степановича Аренского, написанное как отклик на смерть виолончелиста Карла Юльевича Давыдова – в нем тоже присутствует Элегия. С элегией в жанровом плане можно сопоставить первую часть Фортепианного трио Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, посвященного памяти Ивана Ивановича Соллертинского… Таким образом, применительно к отечественной музыке к тому времени уже можно было говорить об определенной традиции: фортепианное трио как дань памяти. Можно ли отнести к этой традиции свиридовское Трио? Никаким посвящением композитор его не снабдил, однако не случайно одна из его частей названа Траурным маршем. Учитывая время, когда создавалось это произведение, можно предположить, что оно посвящалось памяти не одной конкретной личности, а многих людей – ведь к концу войны в стране не было ни одного человека, не потерявшего близких.

Фортепианное трио Георгия Свиридова звучит как обобщенное повествование о трагической судьбе человека, и главным «действующим лицом» в этой «повести» становится тема, которая красной нитью проходит через все произведение, представая каждый раз в новом облике. В первой части – Элегии – написанной, в сонатной форме, она играет роль главной партии. Ее напевность и повествовательность подчеркиваются инструментальным изложением: скрипка «пропевает» тему в низком регистре, где этот инструмент звучит особенно насыщенно и тепло, напоминая человеческий голос. Натуральный минор роднит эту выразительную мелодию с русской народной песней. Она звучит мягко и ясно, но отдельные интонации придают ей внутреннюю напряженность. Песенная природа темы определяет ее дальнейшее развитие: не мотивное дробление, а варьирование попевок, мелодическое развертывание, расцвечивание полифоническими элементами. Теплой и напевной главной партии противопоставляется побочная с ее беспокойными речитативными интонациями, возникающими на фоне «безжизненной» игры тростью смычка по струне. Напевность возвращается в заключительной партии, но завершается она тревожным тремоло. В разработке элементы побочной партии перерастают в «картину» жестокой битвы: грохочущие фортепианные аккорды, стонущие интонации струнных, яростные пассажи. Главная партия напряженно звучит в высоком регистре у виолончели – она появляется в центре разработки, сменяясь новым «натиском» враждебных сил. При своем втором появлении в разработке она омрачается хроматизмами, в нее проникают интонации страдания. Эти интонации напоминают о себе в репризе – в подголоске главной партии, которая устало звучит у скрипки с сурдиной.

Элегии контрастирует вторая часть – Скерцо, пронизанное быстрым движением, исполненное энергии. Размашистая первая тема поначалу кажется суровой благодаря акцентам на сильных долях, но в дальнейшем приобретает характер «игры», создавая праздничное настроение. Безмятежный средний раздел очаровывает мелодической и гармонической ясностью.

Контрастом этой светлой картине звучит третья часть – Похоронный марш. Впрочем, маршевый ритм возникает только в среднем разделе трехчастной формы – крайние разделы выдержаны в характере сурового повествования. На фоне размеренной поступи басового голоса у скрипки с сурдиной приглушенно звучит новый вариант главной партии первой части, которая здесь интонационно сближается с темой Dies irae. Интонации похоронного марша в среднем разделе сдержанны и мужественны. Умиротворенное завершение подготавливает четвертую часть – Идиллию, следующую за третьей без перерыва. Ее пронизывают подвижные, светлые темы в духе пасторальных наигрышей (здесь можно вспомнить пушкинские строки: «И пусть у гробового входа младая будет жизнь играть»). В конце четвертой части – как эпитафия – звучат отголоски похоронного марша и главная партия первой части.

Фортепианное трио Свиридова было высоко оценено современниками. За это сочинение композитор был удостоен Государственной премии.

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 336