Бас

бас

Феруччо Фурланетто

Федор Иванович Шаляпин, Борис Христов, Николай Гяуров, Максим Дормидонтович Михайлов, Александр Филиппович Ведерников, Борис Тимофеевич Штоколов… Что объединяет всех этих великих певцов? Они обладали одним типом голоса – басом.

Бас – самый низкий из мужских голосов (а значит – и среди певческих голосов вообще). Если тенор покоряет блеском и подвижностью, баритон – теплотой, то звучание баса в первую очередь поражает основательностью, значительностью. С чем могут ассоциироваться подобные качества? В первую очередь, разумеется, с почтенным возрастом – и если оперный персонаж немолод, его партия, как правило, поручается басу (Мельник в «Русалке» Александра Сергеевича Даргомыжского, Собакин в «Царской невесте» Николая Андреевича Римского-Корсакова, Старый цыган в «Алеко» Сергея Васильевича Рахманинова), более того – иногда сам факт, что партия поручена басу, порождает традицию изображать героя пожилым человеком – так произошло, например, с генералом Греминым в «Евгении Онегине» Петра Ильича Чайковского и с Филиппом II в «Доне Карлосе» Джузеппе Верди, хотя ни в романе Александра Сергеевича Пушкина, ни в опере Чайковского нет прямых указаний на возраст супруга Татьяны (в пушкинскую эпоху можно было встретить отнюдь не старых генералов), а исторический Филипп II Кровавый на момент событий, составляющих сюжет оперы, был еще далеко не стар.

С основательностью баса связывается понятие власти, и потому среди партий оперных басов мы встретим немало коронованных особ, верховных жрецов и духовных лидеров: князь Светозар в «Руслане и Людмиле» Михаила Ивановича Глинки, Иван Грозный в «Псковитянке» Римского-Корсакова, король Рене в «Иоланте» Чайковского, Рамфис в «Аиде» и Захария в «Набукко» Верди, Зарасто в «Волшебной флейте» Вольфганга Амадея Моцарта, заглавный герой в «Моисее» Джоаккино Россини, Досифей в «Хованщине» Модеста Петровича Мусоргского. Встретятся нам даже боги и воплощения грозных природных сил: Вотан в «Кольце нибелунга» Рихарда Вагнера, Морской царь в «Садко» и Мороз в «Снегурочке» Римского-Корсакова. Бас всегда исполнен силы – иногда «дремучей» и разрушительной (Владимир Галицкий в «Князе Игоре» Александра Порфирьевича Бородина, Варлаам в «Борисе Годунове» Мусоргского), иногда – величественной (хан Кончак в «Князе Игоре», Варяжский гость в «Садко»), но всегда мощной и внушающей трепет.

Глубокий, «темный» тембр баса ассоциируется с «темной» стороной мироздания, и среди оперных басов немало зловещих персонажей: Командор в моцартовском «Дон-Жуане», который в финале явится роковым Каменным гостем; продавший душу дьяволу Каспар в «Вольном стрелке» Карла фон Вебера; дух зла Бертрам в «Роберте-дьяволе» Джакомо Мейербера и, конечно, Мефистофель в «Фаусте» Шарля Гуно и «Мефистофеле» Арриго Бойто. Но если даже никакой мистики в сюжете нет, появление персонажа, воплощаемого басом, зачастую не сулит героям оперы ничего хорошего – достаточно вспомнить мрачную фигуру Великого инквизитора в «Доне Карлосе».

Но у массивности баса есть и другая сторона. Если поручить такому голосу не величественные интонации, так подходящие ему, а нечто с претензией на легкость, это будет гораздо смешнее, чем исполнение подобной партии тенором, поэтому бас – непременный участник комических опер. Выделяют даже особую характерную разновидность этого голоса – бас-буффо (комический бас). Примеры комедийных персонажей, партии которых поручены басу – Доктор Бартоло и дон Базилио в «Севильском цирюльнике» Россини, Дулькамара в «Любовном напитке» Гаэтано Доницетти. Встретятся нам персонажи такого рода и в русской опере – например, Фарлаф в «Руслане и Людмиле» (этот трус выглядит еще более жалким оттого, что поет басом – ведь в этом голосе звучит такая сила, которая, казалось бы, могла с легкостью сокрушить всех врагов).

В западноевропейской опере бас чаще всего оказывается на вторых ролях – центральные партии достаются тенору, в крайнем случае баритону, а басу остается скромно сидеть на троне, давать мудрые советы главным героям, чинить им препятствия или решать их судьбу. К числу немногих исключений можно отнести уже упоминавшегося «Мефистофеля» Бойто, «Дона Паскуале» Доницетти, «Дон-Кихота» Жюля Массне. «А мы, басы, что поем? Либо монахов, либо дьяволов, либо царей. Кого это интересует?» – сетовал Шаляпин. Больше внимания уделили басу русские композиторы: заглавные партии в «Иване Сусанине» Глинки и «Борисе Годунове», князь Хованский в «Хованщине»…

Как и любой голос, бас имеет свои разновидности. Существует высокий бас (basso cantate), в пределах которого выделяют лирический и драматический, и бас-профундо – глубокий, низкий.

Басом называется не только низкий мужской голос, но и самый низкий слой фактуры – хоровой или инструментальной.

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 51