Объехать пять столиц и три континента за пару часов – эта идея, больше похожая на абсурд, оказалась реальной. 18 октября Студия новой музыки Владимира Тарнопольского отметила своё 25-летие концертом «Суррогатные города».

 

Юбилей собрал в Большом зале консерватории преданных поклонников и друзей коллектива. Именинники, в свою очередь, подарили слушателям шесть российских премьер, показав результаты многолетней систематической работы над новой музыкой. Дирижировал Игорь Дронов.

Всё внимание ансамбля было сфокусировано на феномене города. Современный мегаполис – это сгусток необузданной энергии, одновременно дающий импульсы к созиданию, но и разрушающий человека изнутри. А музыка в урбанистическом пространстве – концентрация особенных звуков, шумов, кластеров.

«Суррогат» Хайнера Гёббельса, как центральный элемент программы – точное тому подтверждение. Здесь человеческая индивидуальность противостоит мощной городской машине. Механизмы и «чуждые» элементы из сэмплов вросли в музыкальную ткань произведения, создав реалистичный образ современного города: клаксоны, запрограммированные «радийные» паттерны, звуковые и словесные коллаборации.

На протяжении всего концерта музыканты трансформировали незримые вибрации и от произведения к произведению плели из эклектичных, самобытных партитур – музыкальную карту городов. В этой эклектике спокойно уживались и пионер авангарда Чарльз Айвз из Нью-Йорка, и Дмитрий Курляндский со своим «несуществующим» Стокгольмом (цикл пьес «Карты несуществующих городов»), и Мортон Фелдман с «Атлантидой». Картинку из этих «музык» слушатель конструирует сам: от невесомых, почти неосязаемых звуков – к большим и ощутимым пластам определённой формы, которые постепенно обретают зримую, законченную форму, но для каждого свою.

К абстрактным музыкальным пьесам подстроился вполне реальный «Eastanbul» Владимира Тарнопольского: «Это кипящая лава всех возможных противоречий. Через него проходят все трещины мира – исторические, социальные, культурно-этнические». Поток из звуков и впечатлений композитора слился в одно большое музыкальное полотно, в которое то прорываются автомобильные сирены, то просачиваются шумы с улиц Стамбула, то проникают напевы муэдзинов с площади Святой Софии, создавая страшную разноголосицу, так точно передающую «звуковой портрет» города.

«Крики Лондона» Лучано Берио (переработанные автором в 1974 году для ансамбля Swingle Singers II) в исполнении Камерного хора Московской консерватории прозвучали осознанно. Студенты не меркли на фоне опытных профессионалов, а уверенно нанесли полуденный Лондон на музыкальную карту.

Идея, что любой звук может стать частью музыкального произведения, сделалась реальностью в двадцатом веке. Композитор уже не довольствовался лишь тембрами инструментов. Город вошёл в музыку стремительно и надолго: сирены Вареза, радио Кейджа, клаксоны Гершвина, появление рок-н-ролла… Ведь наша жизнь – это бесконечно хлопающие двери, шум метро, сигнализации, сирены. Стив Райх все эти «немузыкальные» звуки интегрировал в произведение «Жизнь города», которое Студия новой музыки как будто заготовила для эффектного финала. Но торжество новой музыки внезапно прервали «Прогулки по Москве» из оперетты «Москва, Черёмушки» Шостаковича, который на фоне авангардистов и абстракционистов выглядел абсолютным классиком. Настоящий финал получился стилистически небезупречным, но вполне оптимистичным. Праздник всё-таки.

 

Фото: Елена Филина

 

Все права защищены. Копирование запрещено.