Его первые 50 лет

К юбилею Дмитрия Бертмана

Дмитрий Бертман

Фото Ирины Шымчак

В связи с юбилейными датами принято удивляться: как, неужели ему уже… или, напротив, еще… Дмитрий Бертман в этом смысле – не исключение. Несмотря на небольшую бородку, отпущенную в последнее время, рядом со своими заместителями, каждый из которых примерно лет на десять моложе, он выглядит почти как ровесник. В нем по-прежнему «младая кровь играет», он, как и в более юные годы, обожает всякого рода шутки и розыгрыши, порой балансирующие на грани фола…

Впрочем, «уже» – это для тех, кто хорошо знает живого Бертмана и более или менее регулярно соприкасается с ним в реальной действительности. Если же посмотреть сквозь призму официальной биографии, то «уже» уступит место «еще». Потому что на его счету – сотни спектаклей, многие из которых успели стать театральной классикой; он давно уже народный артист, профессор, заведующий кафедрой режиссуры и мастерства актера музыкального театра ГИТИСа, фактический лидер отечественной школы оперной режиссуры, «помазанный» на эту роль самим Покровским.

Борис Покровский на премьере «Пиковой дамы» в «Геликоне» (1995). Фото из архива театра

И, наконец, самое главное: Дмитрию Бертману – 50, а основанному им «Геликону» через два с половиной года исполнится 30. Как такое возможно? В отечественной театральной истории подобное случалось лишь однажды, когда свой первый театр создала 15-летняя Наталия Сац…

Бертман не просто создал театр в юном до неприличия возрасте (в тот момент еще и не предполагая, насколько все серьезно). В конце концов, новых театров в «перестроечные» годы создавалось много. Выжили единицы. «Геликону» же была суждена особая роль. Он прошел уникальный путь: от театра маргинального, который поначалу не пинал только ленивый, к законодателю оперных мод, на равных конкурирующему с самыми что ни на есть «тяжеловесами», и нередко побеждающему их на их же территории, т.е. в крупной форме. Именно здесь – впервые в нашей истории – стали появляться спектакли, относящиеся к категории радикальных. Именно этот театр взял тогда на себя роль ниспровергателя канонов, иконокласта. Но когда радикализм стал превращаться едва ли не в мейнстрим, проложив дорогу даже и на подмостки Большого театра, «Геликон» во главе с Бертманом стал сдвигаться ближе к центру.

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти
Просмотров: 529