Для ума и сердца – без грохота

Феноменальный случай: детский спектакль «Гадкий утёнок» петербургского «Карамболя», театра, даже не имеющего собственной площадки, получает пять номинаций на «Золотую Маску»

 

Мама-Утка — Лина Нова с выводком

Ну, в определённом смысле, конечно, госпожа удача. Театр гастролировал в Москве, играл на популярной сцене Сац, имел успех. Забрело несколько экспертов «Маски», понравилось. Вот так заморыш с птичьего двора стал лебедем с нимбом масочных номинаций.

С другой стороны, как говорят мудрецы, случай надо готовить. Его и готовили. В «Карамболе» тридцать лет готовят счастливые случайности, не имея собственной площадки и оплачивая чужие залы деньгами, на которые можно было бы сделать столько нового-интересного для детей Санкт-Петербурга!

Утя и Гадкий Утёнок — дети: Вероника Антипина и Саша Якименко

Но не жалуются. Терпеливо растят смену – некоторые лебеди и лебёдушки из детской студии уже разлетелись по другим профессиональным театрам, многие остались в своей стае. Здесь пробуют возможности труппы и так, и эдак. Выдают шумное эффектное шоу-притчу совсем молодых Уэббера и Райса «Иосиф и его удивительный плащ снов», а потом возвращаются к почти камерной, пантеистичной сказке Немцовой «Двенадцать месяцев» или тихим, доверительно-проникновенным и всегда чуть грустным историям Андерсена. «Гадкий утёнок» – именно этот случай, спектакль лиричный, нежный и одновременно забавный. Оказывается, можно сделать популярный музыкальный спектакль, не сотрясая стены децибелами, но радуя обаянием непосредственной игры и пения детей да мастерством опытных, не менее обаятельных взрослых (чего стоит хотя бы уютное очарование Мамы-Утки от Лины Нова!)

Сцена из спектакля, в центре Индюш Четвёртый — Андрей Котов

Музыка спектакля принадлежит Ирине Брондз, композитору, художественному руководителю и главному движителю театра. Музыка эта не самая авангардная (задачи другие!), но тёплая, художественно добротная, с умелым, доступным для юного слушателя использованием лейтмотивов, с вкусными гармоническими оборотами и хорошей оркестровкой. Эта музыка поэтична, но и с юмором: марш революционно настроенного курятника под предводительством лихого гусака в красных штанах и тельняшке (Мирослав Федючек) вроде бы и безобидно-пионерский, однако и смешной, и настораживающий знакомым разрушительным пафосом. Впрочем, такие шуточки адресованы скорее родителям и родственникам, сопровождающим детей. Особенно пикантно это звучит, когда спектакль идёт в концертном зале у Финляндского вокзала со знаменитым памятником вождю на броневичке буквально за углом.

Однако главное здесь, конечно, мягкая лирика, певучая естественность мелодики. Чего эта музыка счастливо лишена напрочь, так это назойливой агрессии ритмоформул и большого грохота, от которого давно у всех в ушах звенит. А здесь оркестр у Дмитрия Богданова звучит в рамках академичности, но достаточно свободно, разнообразно и с необходимым драйвом.

Утя и Утёнок — подростки: Маша Якименко (Утя) и Егор Иогансон (Утёнок)

Лирическую пару героев – Утёнка и нежную Утю из соседнего выводка – играют, соответственно развитию сюжета, три пары артистов: совсем дети, подростки и юноша с девушкой. Малышам Саше Якименко и Веронике Антипиной отдан первый акт, где у них много серьёзных актёрских задач, и они справляются с ними достойно, в меру своей детской естественности. Утята-подростки Егор Иогансон и Маша Якименко поют уже настоящий вокальный дуэт, в котором Утя – почти оформившаяся девушка, а Утёток ещё общипанный и неуверенный в себе мальчишка. Третья ипостась героев – молодой красавец-лебедь Алексея Бондаренко, осознавший, кто он есть и мягкая, женственная Утя Ольги Левиной, мудро понимающая, что «каждому своё предназначенье». Музыка этого фрагмента полётна, светла и одновременно грустна. Но и здесь эпизод скрашен мягким юмором: к Утёнку-лебедёнку спускается целая стая белых красавцев, и от параллелей с «Лебединым озером» на птичьем дворе никуда не денешься.

Бунт на птичьем дворе. В центре Гусак Мирослав Федючек, слева Мама-Утка — Лина Нова

Режиссёр Олег Леваков с художником Олегом Молчановым помещают героев в колоритную пёструю хохлатую среду домашнего птичьего хозяйства с его проблемами, конфликтами, переменчивостью настроений массы, с притязаниями и борьбой за власть. Вполне себе срез общества, кудахчущего о ерунде и важничающего, имеющего своего диктатора, собственного революционера и мелкий криминал. (Сделано это не только остроумно и артистично, но и красиво – костюмы обитателей птичьего двора просто превосходны!)

А жизнь, между тем, идёт своим чередом, дети растут, тот, кому предназначено летать, становится лебедем, кому не дано – остаётся милой наземной уточкой. И присутствует в спектакле театральный образ этого неотвратимо естественного движения жизни – длинный старый дилижанс, который в прологе и эпилоге покачивается в такт чудесной песенки «Крутятся колёса» и цоканью невидимых лошадей. А в дилижансе, полном милых и не очень, молодых и не очень пассажиров, дремлет с блаженной улыбкой некто Ганс, как вы догадались, Андерсен (Игорь Елькин), всё богатство которого спрятано в заветном саквояже: перо, чернильница, исписанные листы да несколько пар носков. На запятках дилижанса пристроились два отпетых жулика-неудачника: Олаф – Сергей Овсянников и Свен – Егор Матвеенко. Они, похитив саквояж, тоже сыграют свою роль в спектакле жизни. Как и монарх птичьего двора, сверкающий драгоценностями оперения Индюш Четвёртый Андрея Котова, как и Гусак в красных штанах. Но они придут и уйдут, а нежная заботливость чуть косолапенькой, бесконечно женственной Мамы-Утки останется на века, пока существует утиный и человеческий род.

Дилижанс

Вроде бы простую историю сочинили Андерсен, а за ним Ирина Брондз с драматургом Николаем Голем и режиссёром Леваковым, а как много важного поместилось в этой красивой театральной притче…

Спектакль гордо назван детским мюзиклом. А что? Много примет этого. Основа – добротная литературная классика. Музыкальная драматургия? Пожалуйста! – трансформирующаяся тема взросления утёнка налицо. То есть, на уши. Развивается ли действие в танце и пластических сценах, сочинённых Владимиром Романовским? Ну, в общем, правительственный переворот на птичьем дворе Гусак в красных штанах устраивает именно с помощью пластически организованного марша, не придерёшься. Да и вообще двигаются все эти пернатые существа классно, словно актёры и постановщики много лет изучали орнитологию или пропадали в зоопарке.

Конечно, подобные изыскания – шутка. Этот прелестный музыкальный спектакль можно назвать как угодно, но он хорош сам по себе: мудр, добр, сердечен и художественен. Прост, но не совсем. Наивен, но с подтекстом. Чувствителен, но не слезлив, хотя глаза у некоторых в зале на мокром месте.

фото предоставлены пресс-службой

театра «Карамболь»

 

Просмотров: 280