«Большая опера» без большой химии

Живой концерт победителей телешоу доказал, что это совсем иной жанр, нежели выступление в эфире

В Большом зале консерватории прошел итоговый праздничный концерт участников пятого сезона телеконкурса «Большая опера». На протяжении четырех месяцев проекта его выпуски представляли редкую для ценителей академического вокала возможность получать новые впечатления из федерального телеэфира, который обычно заполнен совсем другими голосами и мелодиями. Живое выступление принесло радость очной встречи с героями шоу. Но также и подтвердило давнее наблюдение: петь живьем, в глаза публике – совсем не то, чем в микрофон и в камеру.

Победительница конкурса Полина Шамаева на одном из прослушиваний проекта (в образе Композитора из оперы Рихарда Штрауса «Ариадна на Наксосе», фото Вадима Шульца, ТВ «Культура»)

На телеэкране мы привыкли видеть этих девушек и парней в самых экзотических и броских образах. Спасибо заботам постановщиков, прежде всего главного режиссера Кирилла Сбитнева. Ну и, конечно, дирижерам, оркестрам, которые, не без участия, понятно, звукорежиссеров «Культуры», постарались, чтобы голоса конкурсантов были поданы максимально бережно. Помнится, например, выступление белорусской певицы Маргариты Левчук в образе девушки-вамп в сопровождении бригады бодигардов – а пела она тогда арию Клеопатры из оперы Генделя «Юлий Цезарь», в которой вполне порадовала жюри «объемностью голоса», «естественностью»… Сейчас Маргарите выпало открывать вечер – и она выбрала для этого арию Кунигунды из оперы-мюзикла Бернстайна «Кандид». Объемность, естественность – все это за ее пением сохранилось. Но если уж выбираешь такой головоломный номер (даже не знаю, что сравнить по сложности с этими коварными «плавающими» модуляциями и стремительными фанфарными фигурами, упакованными в вокальную строку), то надо буквально сразить победительной точностью исполнения. И при том еще играть образ этой стервозной красотки, которую из депрессии может вывести только вид бриллиантов. Все это было передано Маргаритой с заметным налетом приблизительности.

Может быть, лучше было бы отдать эту арию более, похоже, опытной Марии Буйносовой (московская Новая опера)? На проекте она уверенно чувствовала себя в самом разном репертуаре – и русском, и зарубежном. И сейчас очень качественно исполнила вальс Джульетты – с тем самым «вкусом» и «мастерством фразировки», которые радовали арбитров на прослушиваниях.

Тенора из Московского академического музыкального театра Владимира Дмитрука ведущие вечера (и всего проекта) Сати Спивакова и Андрейс Жагарс подали как «самого непосредственного участника». Действительно, в своих конкурсных номерах Владимир подкупал открытой эмоциональностью и актерской мобильностью (даже на гироскутере катался!), уж не говоря об очень ярком теноре. Кому как не ему петь арию Ленского. Все мило, только откуда эта однообразная металличность тембра, негибкость фразировки? И чем объясняется такая странная фонетика, из-за которой я только к середине арии понял, что солист пел все-таки по-русски, а не на каком-то экзотическом языке?

Как говорят в таких случаях на англоязычных сценах – э спешиал-спешиал момент: на эстраду выходит Полина Шамаева (Новая опера), обладательница гран-при конкурса. То, что победить должна именно она, у меня во время телепоказов не вызывало сомнений: какая объемность и теплота меццо-сопрано, какое человеческое обаяние!.. Да, в арии Леоноры из «Фаворитки»

Доницетти все это снова присутствовало, но не хватило свободы подачи – словно Полина только вчера увидела эти ноты и, как крепкий профессионал, быстренько собрала номер для рабочего исполнения. Справедливости ради заметим, что во втором отделении, в Хабанере Кармен, исполнительница звучала и выглядела (переодевшись в очень идущее ей алое платье) гораздо увереннее.

По обратной выстроилось участие в вечере, как было сказано со сцены, «любимца женской половины публики» – серба Савы Вемича. Красавец баскетбольного роста (он вправду еще и баскетболист) с положенной харизмой – ну, может, чуть флегматичнее, чем следует, – спел арию Дона Базилио из «Севильского цирюльника» Россини, подтвердив доказанную еще Шаляпиным и Гяуровым истину, что славянские басы великолепно чувствуют себя в этом итальянском хите. Догадываюсь – этот номер, возможно, принесет Саве не одно приглашение на серьезные оперные сцены. Но вот когда тот же участник запел в дуэте с победительницей третьего сезона Салтанат Ахметовой (Астана-опера, Казахстан), не верилось – неужели она, перевоплотившаяся здесь в моцартовскую Церлину, поддастся на ухаживания столь неожиданно стеснительного Дон Жуана? Возникло ощущение, будто конкурс у Савы, да и у большинства других участников шоу не позади, а впереди, заставляя робеть и чрезмерно осторожничать.

Победительница конкурса Полина Шамаева на праздничном концерте в Большом зале консерватории (фото Сергей Бирюкова)

Конечно, это далеко не единственное впечатление от концерта. Были и яркие номера участников прошлых сезонов – Василисы Бержанской, Тиграна Оганяна. Были выступления членов жюри – немки Нади Михаэль, латышки Кристины Ополайс, гостя шоу – великолепного баса Николая Диденко. Были симпатичные ансамбли, вроде превращенного в квартет дуэта Ганны и Данило Lippen schweigen из оперетты Легара «Веселая вдова», который расцветили своими голосами Мария Буйносова, Маргарита Левчук, Владимир Дмитрук и Сава Вемич. Наконец, финальное O sole mio, объединившее всех солистов вечера.

Думаю, к эфирной трансляции те же звукорежиссеры «Культуры» максимально подправят все дисбалансы, и мы вновь, как во время конкурсных выпусков, услышим эффектно поданный вокал. Но урок этого гала, мне кажется, стоит взять на заметку всем его участникам – и юным, и даже таким опытным, как та же Ополайс: пение в акустическом зале – совсем не то, что в студии. Даже если на сцене вполне качественный оркестр («Русская филармония») и очень опытный дирижер (а Михаил Татарников, напомню, не только музыкальный руководитель санкт-петербургского Михайловского театра, но и участник престижных международных проектов, в том числе постановщик недавней «Снегурочки» в Парижской опере), то нужна тщательнейшая работа, чтобы голос не тонул в оркестровом сопровождении. Ну и голоса молодых, оказавшись без студийной «химии», тоже говорят о том, что профессиональный рост у ребят только начинается. Надеюсь, при всем головокружении от успехов они это понимают.

 

P.S. Праздничный концерт «Большой оперы» в Большом зале консерватории покажут в эфире телеканала «Культура» 30 декабря в 21.00 и 7 января 2018 в 17.40.

 

Все права защищены. Копирование запрещено. 

Просмотров: 376