Людвиг ван Бетховен. Струнный квартет № 12 ми-бемоль мажорСтрунный квартет № 12 ми-бемоль мажор Людвиг ван Бетховен создавал по заказу князя Николая Борисовича Голицина, ему произведение и посвящено. Эскизы к нему относятся к 1823 г. – работа над квартетом началась параллельно с работой над Девятой симфонией, но завершен он был уже после ее премьеры – осенью 1824 г. По воспоминаниям современников, композитор в то время не производил впечатление человека «одинокого и замкнутого в своей печали», как можно было бы ожидать, учитывая обстоятельства его жизни. Например, художник Цуккальмальо отмечает «огненный взгляд», насквозь пронзающий, доброжелательность и дружелюбие в общении. Как всегда, много радости приносило композитору общение с природой. Он любил наблюдать «армию светящихся тел, вечно вращающихся по своим орбитам» и уносится в воображении «выше звезд… к первоначальному источнику всего, что было создано». Композитору казалось, что он не в силах воплотить в своих музыкальных творениях все величие мироздания: «С презрением бросаю я на землю покрытый каракулями лист». Бетховен проявлял свойственную гению вечную неудовлетворенность своей работой – в действительности квартет, созданный им в то время, стал истинным шедевром камерной музыки.

Двенадцатый квартет являет собою образец позднего бетховенского стиля, характерными чертами которого являются сжатость тематической разработки, развитость полифонии, частая смена метра. Примечателен контраст между первой и второй частью с одной стороны и третьей и четвертой – с другой.

Первая часть четырехчастного квартета – Maestoso. Allegro – открывается кратким, но значительным медленным вступлением, которое Ромен Роллан сравнивает с «величественным портиком, подобным входу в храм». Ему контрастирует исполненное лирики Allegro. Напевная главная партия – мягкая и нежная – широко развивается, новую грань лирики раскрывает печальная побочная. Возвращение темы вступления знаменует переход к разработке, где главная партия приобретает скорбный оттенок. Неожиданно возникает новая тема – энергичная и мрачная. Мощное, победоносное звучание темы вступления предшествует ложной репризе, где главная партия звучит более решительно. В репризе звучание всех голосов приобретает особую выразительность и воодушевленность.

Вторую часть – Adagio ma non troppo e molto cantabile – Ромен Роллан назвал «одной из вершин музыки» и «святилищем». Она проникнута светлой созерцательностью. Протяженную мелодию широкого дыхания осторожно «запевает» виолончель, постепенно вступают другие инструменты. Голоса не просто поддерживают мелодию гармонически – они контрапунктируют друг другу, «инициатива» переходит то к виолончели, то к скрипке. Представленная тема развивается в вариациях, по стилю близких к Adagio из Симфонии № 9.

Третья часть – Scherzando vivace – представляет собою скерцо, сопоставимое по протяженности с аналогичной частью Девятой симфонии. Формально оно строится как трехчастная форма с трио, но каждый из разделов написан в трехчастной форме с развивающей средней частью. В противоположность первым двум лирическим частям, скерцо пронизано юмором, в нем много неожиданных тематических преобразований.

Для финала, написанного в сонатной форме, автор не указал темпа, но, по свидетельству Бёма, применительно к коде указал «meno vivace», следовательно, предыдущие разделы надлежит исполнять в оживленном темпе. Ясные темы имеют жанровую природу, но разработка очень оригинальна – в ней много колористических эффектов, мотивы сплетаются в контрапунктических комбинациях. В репризе темы обогащаются фигурациями. В коде мощное звучание неожиданно сменяется pp, но заканчивается квартет двумя мощными аккордами.

Первое исполнение Квартета № 12 состоялось в 1825 г. на одном из концертов квартета, который возглавлял Игнац Шуппанциг. По приглашению руководителя ансамбля композитор присутствовал на репетиции. Он передал исполнителям следующее послание, которое им всем надлежало подписать: «Сим воздастся каждому по заслугам; каждый обязуется и клянется вести себя наилучшим образом, отличиться лично и помогать друг другу». Несмотря на иронический тон послания, к премьере Бетховен относился чрезвычайно серьезно. Успешной премьеру квартета назвать было нельзя: «Немногие из слушателей вполне поняли его», – отмечалось в газетной рецензии. Остался недоволен и сам Бетховен – по его мнению, Шуппанциг не понял произведения. По инициативе композитора, произведение было исполнено другим составом во главе со скрипачом Бёмом, но и тогда квартет не вызывал особого восторга у публики, а Бетховен по-прежнему выражал недовольство. Вскоре состоялось третье исполнение, с участием скрипача Йозефа Майзедера. На это исполнение Людвиг Рельштаб откликнулся восторженной статьей, но Бетховен вновь был не удовлетворен и исполнением, и «непониманием этого сложного произведения», которое проявил и поэт, и другие слушатели. Должно было пройти время, чтобы бетховенский квартет был оценен публикой по достоинству.

 

Все права защищены. Копирование запрещено