Бетховен создал Сонату для скрипки и фортепиано № 4Людвиг ван Бетховен создал Сонату для скрипки и фортепиано № 4 ля минор в 1801 г. К тому времени он был уже достаточно опытным композитором, автором Симфонии № 1, трех скрипичных сонат, а также нескольких сонат для фортепиано, включая Восьмую «Патетическую», двух концертов для фортепиано и иных сочинений. К завоеванной ранее славе музыканта-исполнителя он прибавил растущую композиторскую славу. Как и все скрипичные сонаты Бетховена, она имеет посвящение – композитор посвятил ее графу Морицу фон Фрису, богатому коллекционеру произведений искусства и меценату, покровительствовавшему музыкантам.

Это произведение отмечено многими чертами, которые кажутся необычными не только для музыки начала XIX столетия, но и для самого Бетховена. Он явил себя композитором-новатором, создав сонату в минорной тональности – ведь в то время камерная музыка вообще и соната в частности воспринималась как «лёгкий жанр», как музыка для отдыха и развлечения, по этой причине композиторы, как правило, писали такие произведения в мажорных тональностях. Минорная соната для того времени – весьма редкое исключение, таким способом композитор подчеркивает исключительную серьезность ее содержания, словно заявляя, что он не намерен ограничиваться «развлечением» публики. Бетховен усиливает такую образную направленность – в миноре написана не только первая часть сонаты, но и заключительная. Между ними располагается мажорная медленная часть (как правило, сонатные циклы в то время выстраивались противоположным образом: быстрые мажорные части «обрамляли» медленную минорную).

От трех предыдущих скрипичных сонат Бетховена, посвященных Антонио Сальери, это произведение отличается ярко выраженным романтическим характером (знаменитый скрипач ХХ столетия Давид Ойстрах назвал ее «малой Крейцеровой»), но – так же, как и в Op. 12 – композитор обращается к трехчастному циклу. Весьма нетипичная для бетховенских творений особенность – предельная лаконичность, даже скромность объема, но из этого закономерно вытекает исключительная концентрированность, с которой излагается музыкальный материал, и напряженность драматического развития.

При всем новаторстве композитора в этой скрипичной сонате проявляются некоторые черты, напоминающие о старинной сонате или о предклассической, существовавшей во второй половине XVIII столетия, когда классическая сонатная форма находилась еще в стадии становления. Например, границы некоторых разделов формы в первой части обозначаются знаком репризы – подобное встречалось и в барочной музыке (сюитах, партитах), и даже у Йозефа Гайдна и Вольфганга Амадея Моцарта.

Первая часть произведения написана в сонатной форме, но темп – даже не Allegro, а Presto, такова ее предельная устремленность и драматическая насыщенность. Минорный лад господствует в ней безраздельно (за исключением восьми относительно спокойных мажорных тактов в разработке). Действие активно разворачивается уже в первых тактах. Беспокойная и мрачная тема в ритме, напоминающем тарантеллу, возникает в фортепианной партии, затем подхватывается скрипкой. Секвентное повторение одного из ее построений приводит к побочной партии – подобный тип связующей партии тоже отсылает к старинной сонате. Побочная кажется более спокойной, но секундовые интонации напоминают о тревоге, скрывающейся за этим мнимым спокойствием. Заключительная партия проводится на тоническом органном пункте. Разработка превышает экспозицию по объему, в ней выделяется несколько разделов. В первом из них гармонически и тонально развивается первый элемент главной партии, во втором развитию подвергается нисходящая интонация связующей, затем – элемент заключительной. Появляется в разработке и новая тема. В репризе главная партия в основном сохраняет свои очертания, исчезает связующая, а побочная становится более светлой.

Вторая часть имеет необычное обозначение – Andante Scherzoso più Allegretto: медленный темп сочетается со скерциозностью. Она написана в сонатной форме, что необычно для второй части сонаты. Главная партия подчеркнуто проста, светла, даже наивна, побочная сопровождается легкой «щебечущей» фигурацией. Разработка невелика и лишена драматизма. В репризе главная партия становится более игривой благодаря скерциозному мотиву в партии скрипки. Побочная не претерпевает изменений, кроме перенесения в основную тональность.

После этой светлой «интермедии» финал – Allegro molto – в форме рондо-сонаты возвращает к драматическим образам. Рефрен очень выразителен и противоречив – в нем есть и эпическая повествовательность, и лиричность, и драматизм.

Если три первые сонаты для скрипки и фортепиано, созданные Людвигом ван Бетховеном, встретили у критиков сравнительно холодный прием, то Соната № 4 удостоилась гораздо больше благосклонности. В рецензиях говорилось об «оригинальном, пламенном и смелом уме композитора», который «становится все более ясным» и «отвергает все лишнее».

 

Все права защищены. Копирование запрещено