Баллада

Судьба музыкальных жанров может делать неожиданные повороты, особенно если их история насчитывает не одно столетие. Именно таков путь баллады, соприкасающейся не только с музыкой, но и с литературой, и даже с танцем… Точнее, с танца и началась ее жизнь. Само название «баллада» не случайно созвучно со словом «балет» – и то, и другое происходит от латинского слова ballo – что означает «танцую». И хотя сейчас понятие баллады менее всего ассоциируется с искусством танца, в Средние века в Окситании – территории, соответствующей югу современной Франции – балладами именовали танцевальные хороводные песни. Они сопровождали народные праздники, посвященные весеннему пробуждению природы – и в XII столетии никто уже не вспоминал, из какой седой языческой древности пришел мифологический сюжет, обыгрываемый в балладах: прекрасная женщина, ее молодой возлюбленный и старый муж-ревнивец… Этот излюбленный сюжет унаследовало от народных песен благородное искусство трубадуров – «певцов любви», которого отнюдь не чуждались аристократы. Пришел в него и жанр баллады – впрочем, применительно к тем балладам нельзя говорить о каких-то определенных «законах жанра».

Искусство трубадуров погибло вместе со старой Окситанией в огне Альбигойских войн, но художественные принципы были унаследованы поэтами и певцами Франции – труверами. Продолжал жить и жанр баллады, утративший связь с танцем. Первые баллады, автор которых известен, появились на рубеже XIII-XIV столетий, создал их трувер Жанно де Люкерель. К этому времени уже можно говорить об определенной форме баллады – и поэтической, и музыкальной: три строфы с одинаковыми рифмами, каждая из которых завершается рефреном. Строфа состоит из трех разделов: второй повторяет первый, третий – иной. Немало баллад создал французский композитор Гийом де Машо, живший и творивший в XIV столетии – все они развивают любовно-лирическую тему. Существовали в те времена и многоголосные баллады, причем в некоторых из них поется одновременно несколько текстов – воспринимать подобные произведения нелегко, однако, люди эпохи Возрождения прекрасно с этой задачей справлялись. В это же время в области баллады расходятся пути поэзии и музыки – появляются баллады чисто стихотворные, для пения не предназначенные. Один из сборников таких баллад принадлежит перу Кристины Пизанской – одной из первых профессиональных писательниц.

В дальнейшем баллада поэтическая пойдет своим путем, в ее историю впишут свои имена и Карл Орлеанский, и Франсуа Вийон, и Лафонтен, но нас интересует путь баллады музыкальной. Её история направляет нас в Великобританию, где наименование «баллада» закрепилось за повествовательными, лирико-эпическими народными песнями. Сюжеты английских и шотландских баллад разнообразны – тут и любовь, и кровная вражда, и встреча с потусторонними силами – как правило, заканчивающаяся трагически для человека… Нельзя не вспомнить знаменитые баллады о Робин Гуде. Не следует думать, что они являют собой чисто английское явление – например, в русской фольклорной традиции тоже существовали повествовательные песни о Кудеяре-атамане и других благородных разбойниках, которые грабили богатых и отдавали награбленное бедным (примечательно, что в Новейшее время некоторые исследователи именовали такие фольклорные образцы балладами, хотя, разумеется, носители традиции этого термина не знали).

Так уж случилось, что в эпоху Просвещения, а затем и романтизма литераторы заинтересовались народными балладами раньше, чем музыканты, и успели застать в живых больше носителей традиции, поэтому текстов народных баллад – английских, шотландских, немецких французских – сохранилось больше, чем музыки. Появились и авторские баллады, созданные по образу и подобию народных – такова, например, баллада немецкого поэта Клеменса Брентано о Лорелее, которую он довольно долго и успешно выдавал за народную. И, разумеется, баллады поэтов эпохи романтизма служили источником вдохновения для композиторов-романтиков. Так состоялось новое рождение баллады музыкальной. И здесь, прежде всего, нужно вспомнить о Франце Шуберте. Конечно, и до него композиторы создавали баллады, но именно в его творчестве вокальная баллада приобрела те черты, которые были подхвачены другими творцами баллад – контрастность эпизодов и сквозное развитие, органично сочетающиеся друг с другом (одним из классических образцов вокальной баллады стал его «Лесной царь»). Позднее вокальные баллады создавали и Роберт Шуман, и Иоганнес Брамс, и Ференц Лист, и многие другие.

В XIX столетии этот жанр пережил еще одно интересное превращение – родилась баллада инструментальная. Сочинения такого рода сочетают черты повествовательности и драматического действия, имея относительно свободные формы. Фортепианные баллады создавали Фридерик Шопен, Ференц Лист, Эдвард Григ. В последующие времена композиторы именовали балладами произведения в других жанрах, желая подчеркнуть их определенные черты, ассоциирующиеся с балладой – например, Николай Яковлевич Мясковский назвал свою Симфонию № 22 «Симфонической балладой о Великой Отечественной войне», и хотя композитор в конечном итоге отказался от программного заголовка, ее нередко именуют Симфонией-балладой.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 159